Быстрые трансформационные результаты.

Персонализированная тренировка мозга для ускорения взросления.

Нейрообратная связь улучшает траектории развития

Neurofeedback can positively impact trajectories of children and young adults

Детство и подростковый возраст – периоды интенсивного развития мозга.  С помощью нейробиоуправления мы можем оценивать как показатели физического взросления, так и функциональное созревание ключевых областей мозга, которые порождают наше самоощущение и координируют наше взаимодействие в обществе.  Затем мы можем тренировать эти области, чтобы направить молодой мозг к оптимальному функционированию.  Результаты заметны когнитивно, визуально при сравнении карт мозга до и после, быстрые и продолжительные.

Раннее вмешательство помогает изменить траекторию развития и раскрыть весь потенциал молодого человека.  Мы можем улучшить концентрацию, мотивацию, поведение, контроль настроения, сон и социальные способности измеримым образом.  Развитие социального мозга открывает возможности и варианты в особенно формирующий период.

Нейробиоуправление Дэниела является неинвазивным, поскольку оно не требует ни разговора, ни психотерапии, ни физической стимуляции — обратная связь является слуховой, и мы только применяем приемные датчики к мозгу, ничего не «входит».  Он основан на фактических данных: его эффективность подтверждена более чем 2500 исследовательскими отчетами.  Вместо того, чтобы направлять мозг, мы учим его эффективно модулировать и создавать гибкость без применения лекарств.  С помощью карты мозга мы можем оценить индивидуальные проблемы и выработать индивидуальный подход.  Тренировки Дэниела по нейробиоуправлению доставляют удовольствие – они включают в себя просмотр фильмов с тонкой и непрерывной обратной связью – и дают быстрые результаты.

Тематические исследования: Дети

Научное обоснование нейробиоуправления и созревания мозга

Brain maturation is fastest in pre-teen years, and with a brain map we can observe and benchmark its progress.  The following tabs provide scientific background:  

(Scroll down on mobile)

Детство — это период критического созревания мозга. Именно тогда связь между различными областями мозга формируется и закрепляется быстрее всего, и именно это существенно влияет на поведение, характер и личность, а также на нашу способность работать и делиться реальностью с другими.

 

White Matter Tract formation in children, teenagers and young adults, by volume and DTI

Мозг младенца составляет лишь четверть размера мозга взрослого. Этот показатель удваивается (!) в течение первого года, достигая 80% к третьему году и 90% к пятому году.

 

Физически нейронные пути, соединяющие области нашего мозга — тракты белого вещества, или «информационные супермагистрали», — становятся сильнее.

 

Этот процесс продолжается в подростковом и раннем подростковом возрасте под влиянием нашей окружающей среды и генетики, поскольку эти дальние связи продолжают расширяться еще на 50% в возрасте от 5 до 25 лет.

White Matter Tract growth in children and teenagers shown using DTI, this can be improved with neurofeedback training

По мере структурного роста мозга различные области образуют связи в виде сетей.

 

Важным скоплением областей мозга является сеть режима по умолчанию, наше нейронное определение себя.

 

Сеть по умолчанию начинает формироваться в позднем детстве и существенно развивается в подростковом возрасте.

Default Mode Network growth from kids to adults linked to increased functional connectivity

Поэтому поддержка развития мозга в этом окне должна дать наибольший эффект; тренировка мозга на этом этапе становится лучшей и наиболее эффективной инвестицией с точки зрения времени, затрат и усилий.

 

Было доказано, что нейробиоуправление улучшает физическое развитие мозга, вызывая положительные когнитивные изменения.

Ghaziri2013 Study showing neurofeedback training helps develop white matter tracts

Альфа-пик, или скорость выборки, увеличивается в детстве. Мы можем отслеживать этот аспект созревания мозга с помощью карты мозга.

 

Наш доминирующий альфа-ритм — это медианная частота в диапазоне частот 7–12 Гц («альфа»). Альфа-веретена были первым ритмом ЭЭГ, который был обнаружен как нетривиальная особенность, особенно в затылочных областях. Более того, было обнаружено, что их распространенность связана с состоянием покоя или приятного отстранения от окружающей среды. У каждого человека есть своя доминирующая альфа-частота, обычно в диапазоне 9–11 Гц, а медиана среди населения составляет 10,25 Гц. Далее было обнаружено, что эта доминирующая частота меняется с возрастом, достигая пика в период полового созревания, а затем обычно стабилизируясь на уровне, близком к среднему по популяции, и в дальнейшем склонна к снижению с возрастом.

Мы можем думать о нашем доминирующем альфа-ритме как о частоте дискретизации во время состояния покоя, то есть о частоте кадров или о том, как часто мы воспринимаем и обрабатываем сенсорные стимулы каждую секунду. Когда наша частота кадров совпадает с другими, мы сэмплируем окружающую среду с одинаковой частотой и, по сути, демонстрируем один и тот же «фильм». Такая синхронизация с другими людьми является хорошей основой для обмена информацией и, следовательно, для эффективного человеческого взаимодействия.

 

Когда этот альфа-ритм не созрел или не поднялся до уровня группы сверстников ребенка, он, вероятно, может поставить человека в невыгодное положение с точки зрения социального взаимодействия. Наши наблюдения показали, что это может произойти, когда у ребенка наблюдаются поведенческие проблемы. Исследования подтверждают корреляцию между уровнем альфа и нейрокогнитивным развитием у детей. Мы наблюдали это улучшение во время тренировок по нейробиоуправлению.

How sensory sampling rate influences perception

 

Наш мозг разделен на различные функциональные области, отвечающие за интерпретацию сенсорных стимулов, контекстуализацию ситуаций, формирование реакций и решений, а также планирование двигательных действий.

 

Эмоции, сосредоточенность и осознанность управляются конкретными областями и сетями мозга.

 

Our Brain has diverse functional areas which we can train with neurofeedback

Упрощенной иллюстрацией взаимодействия этих функциональных областей мозга являются потоки обработки, участвующие в регистрации зрительного образа и реагировании на действие.

 

Визуальный входной сигнал от сетчатки передается в затылок, где и происходит визуальная обработка. Дальнейшее контекстуальное, пространственное и эмоциональное осознание регистрируется, и информация добавляется по ходу дела.

 

Понимание того, что находится перед ним, и где мы находимся по отношению к нему, как в пространстве, так и в контексте, формирует наше понимание ситуации, готовое к принятию решений.

 

Этот импульс затем преобразуется в двигательное действие, задействующее соответствующие части тела. Все это зависит от плавного взаимодействия между соответствующими областями мозга и может занять 80–200 мс, или пятую долю секунды.

Dorsal and ventral attention streams shown in graphic, activated while responding to visual stimulus

Мы можем получить представление о деятельности нашего мозга, измеряя небольшое напряжение, присутствующее на поверхности головы, с помощью ЭЭГ.

 

Обработка этой информации в режиме реального времени позволяет нам наблюдать взаимодействие функциональных областей мозга и сетей.

 

Затем мы сравниваем это значение с базовым уровнем, чтобы определить, является ли поведение аномальным или эффективным.

Functional Connectivity of Default Mode Network can be measured by qEEG

Анализ данных кЭЭГ с помощью нейрокарты Кайзера показывает нам, какие области мозга активны, а какие аритмичны.

 

Мы можем увидеть функциональные связи и определить, не работает ли какая-то область мозга эффективно. В этом случае функция, которой он управляет, будет нарушена и будет проявляться незрелое поведение.

 

Используя метод разграничения пронумерованных областей Бродмана, мы можем дезагрегировать источники неэффективных или нежелательных моделей поведения и найти их нейронные корреляты.

 

qEEG brain maps show cortical strenghts and vulnerabilities which can be treated with neurofeedback

С помощью нейробиоуправления мы можем улучшить функциональные связи между областями мозга, сетями и регионами.

 

Мы можем оценить прогресс с помощью карт мозга, используя метод Kaiser Neuromap.

 

Тренировки можно проводить еженедельно или в сочетании с интенсивами, когда мы проводим более одного занятия ежедневно в течение недели.

Neurofeedback training improves functional connectivity

Спектральные графики, показывающие распределение частот по области мозга, являются еще одним способом интерпретации созревания коры.

 

Мы получаем представление о том, соответствует ли физическое взросление ожиданиям возрастного уровня.

 

На представленном графике десять сеансов нейробиоуправления в течение двух месяцев показали улучшение созревания, которого не смогли добиться предыдущие годы развития и терапии.

 

Результаты тренировок индивидуальны.

 

Cortical maturation measured with spectral plots is improved with neurofeedback training

Развивающийся мозг

White Matter Tract formation in children, teenagers and young adults, by volume and DTI

В детстве наш мозг продолжает физически расти.  Серое вещество, поверхность нашей коры, увеличивается до максимума.  Белое вещество, которое обеспечивает дальние связи между различными зонами серого вещества нашей коры, имеет период наибольшего роста.  Показано, что тренировка нейробиоуправления способствует этому процессу.

Neurofeedback Personalised Brain Training induces changes in white and gray matter, Ghaziri study 2013

Карта мозга показывает нам показатели физического и функционального созревания, которые мы можем использовать для оценки и построения нашего индивидуального подхода к тренировкам.  В детстве наш альфа-ритм неуклонно увеличивается и примерно к десяти годам достигает взрослого уровня в 10 Гц, что характеризует важный скачок от следования побуждениям к выживанию к синхронизации с более зрелыми способами взаимодействия с окружающей средой.  Функциональная связь между непосредственными и отдаленными областями мозга существенно улучшается.  Связи путей белого вещества развиваются структурно, облегчая процесс взаимосвязи сенсорной интеграции с исполнительными функциями.  Сеть режима по умолчанию, наше нейронное ощущение себя, устанавливает свою целостность, закладывая основу для личного развития, как социального, так и эмоционального.  С помощью карты мозга мы можем оценить различные аспекты критического физиологического развития и заложить основу для индивидуального плана тренировок по нейробиоуправлению, который эффективно способствует этому развитию в зрелом возрасте.

В нашей коре имеется более 50 различных функциональных областей мозга.  Каждый из них управляет конкретными аспектами нашего восприятия окружающей среды, сочетая сенсорную интеграцию с оценками отношений между нами и «другим», формируя планы действий и реализуя их.  Большая часть этого происходит предварительно или подсознательно, то есть до достижения наших областей принятия решений, которые отвечают за исполнительное функционирование.  Карта мозга показывает нам, какие области аритмичны или не работают оптимально, а нейробиоуправление позволяет нам тренировать эти области и их общую интеграцию.  Как и их функция, этот процесс является предсознательным и не требует ни психотерапии (разговорной терапии), ни лекарств.  Мы ускоряем созревание и функциональную интеграцию, что делает нас более гибкими и адаптивными.

С 10 лет наша лимбическая система — подкорковая структура, питаемая гормонами и управляющая эмоциями, — начинает развиваться более интенсивно.  Префронтальная кора, которая в конечном итоге модулирует эти импульсы, достигает полной зрелости только десять лет спустя, что приводит к несоответствию между лимбическими импульсами и исполнительным контролем.  Другие области мозга также подвержены повышенному лимбическому тонику, вызванному более сильными эмоциональными импульсами и импульсами выживания.  С помощью карты мозга мы можем обнаружить индивидуальные слабости, а с помощью нейробиоуправления мы можем тренировать зрелость, с которой подкорковые побуждения модулируются нашей корой в просоциальное поведение.  Более того, данные, которые мы получаем с помощью карты мозга, показывают нам эти уязвимости на детальной основе — более 50 различных областей мозга — что обеспечивает основу для персонализированного подхода к обучению.

Мозг и поведение

Наш мозг управляет тем, как мы воспринимаем окружающую среду и как мы с ней взаимодействуем.  Этот процесс включает в себя интерпретацию сенсорных стимулов и их объединение для получения точной картины окружающего нас мира и того, как мы в него вписываемся.  Мотивы, движимые базовыми потребностями, превращаются в просоциальные планы, предполагающие создание друзей и союзов, а также планирование на будущее.  Реализация стратегий и планов требует преодоления межличностных препятствий и несоответствий, поддержания сосредоточенности и мотивации, а также гибкого реагирования на неожиданные результаты.  Когда области мозга аритмичны или незрелы, этот процесс нарушается, и мы испытываем трение с окружающей средой.

Симптомы этой десинхронизации часто объединяются с патологиями, включая СДВГ, тревогу, депрессию, двигательные проблемы, дислексию, управление гневом и даже аутизм. Хотя диагноз может быть полезен для получения индивидуальной образовательной помощи и ресурсов, он может быть слишком общим – даже в пределах вышеперечисленных категорий комбинации симптомов у детей сильно различаются. В качестве дополнительного подхода карта мозга дает нам более детальное представление о аспектах, способствующих корковой аритмии, сообщая нам, какие из более чем 50 различных областей мозга являются незрелыми и, следовательно, негибкими.

Например, существует множество форм тревоги, которые могут существовать в различных комбинациях и с участием соответствующих областей мозга: чрезмерный самоконтроль, приступы паники, тревога «что дальше», социальная тревога из-за непонимания социальной динамики и/или эмоций, чрезмерное телосложение. осознанность, эмоциональная гиперчувствительность, страхи и фобии, а также реляционная модель мира, в которой все сенсорные стимулы направлены на нас самих и без здорового чувства отстраненности.

СДВГ превратился в расширенную сеть, которая может включать в себя множество комбинаций пространственной отвлекаемости, низкой мотивации и настойчивости, проблем с моторным контролем, незрелой саморегуляции, отсутствия сдержанности и чувства социальных границ, а также импульсивной агрессии или проблем с управлением гневом. С помощью карты мозга мы можем обнаружить уязвимость к каждой из этих проблем, а также к многим другим, например, к физиологическому созреванию мозга. Затем мы можем тренировать их персонализированным образом с помощью нейробиоуправления.

Спектр аутизма (РАС) охватывает еще более широкий спектр комбинаций между различными уровнями развития областей мозга и сетевыми связями. Почти у всех есть или могут быть диагностированы по крайней мере одно или несколько других сопутствующих заболеваний, включая СДВГ, проблемы со сном, биполярность и физические проблемы. Опять же, карта мозга позволяет нам детализировать патологию и показывает, какие области мозга нуждаются в помощи для созревания. Было показано, что обучение нейробиоуправлению значительно помогает в большинстве презентаций.

Чтобы проиллюстрировать разнообразие функций мозга и комплексность уязвимостей, которые мы можем обнаружить (и, таким образом, обучить) с помощью карты мозга и нейробиоуправления, ниже представлена таблица различных более широких областей мозга и проблем, которые могут возникнуть при аритмии или незрелости. Обратите внимание, что карта мозга делит эти парцелляции на еще более мелкие компоненты, называемые областями Бродмана. Мы также можем видеть функциональные связи в более широких сетях областей мозга, таких как сеть режима по умолчанию, центральная исполнительная сеть, система зеркальных нейронов и сеть значимости.

Исполнительные функции управляются префронтальными областями мозга и часто связаны с осознанным принятием решений (то, что определяет «сознание» с точки зрения нейронов, — это отдельный раздел). К тому времени, когда сенсорная информация достигает передней части нашей коры, она подвергается множеству стадий обработки, интегрируя данные от наших различных органов чувств с нашей точкой зрения, побуждениями и общим социальным контекстом. Это может занять несколько сотен миллисекунд, и мы полагаемся на множество предсознательных и подсознательных процессов, которые предоставят нам точный обзор ситуации и вариантов, стоящих перед нами. В наших исполнительных сферах мы оцениваем валентность, вознаграждение, вероятность результатов, последствия действий, намерения других и влияние на эмоции. Это наша последняя область, которая обеспечивает торможение, а также регулирует настроение, мотивацию и нашу способность успокаиваться. Это имеет последствия, среди прочего, для нашего уровня активности, настойчивости и способности засыпать. Это также играет роль в том, как мы обращаемся с властью, а также в нюансированном и поляризованном мышлении.

Двигательные области, лежащие в основе этого диапазона, выполняют функции от основных физических компонентов до управления нашими социальными границами, личным пространством и обработкой социальных эмоций. Здесь возникают проблемы с координацией, осязанием и контролем речи (например, заикание). На более высоком уровне обработки двигательные области коры головного мозга помогают нам ценить социальные границы и манипулировать ими. В незрелом возрасте это приводит к агрессивности, невнимательности и нехватке времени, а также частично к отсутствию самооценки (или, иногда, наоборот, к чрезмерному нарциссизму). Двигательные области также управляют нашим ощущением личных границ. Когда эта часть незрела, мы можем стать чрезмерно склонными к вербовке или невыполнимо упрямыми. Это явление можно рассматривать как спектр: иногда нам нужно стоять на своем (быть упрямыми), тогда как с другими ситуациями эффективнее справиться, «плывя по течению». В идеале соответствующая двигательная область оценивает, какая стратегия лучше всего подходит для конкретной ситуации, и делает это предварительно сознательно. Под этим мы подразумеваем прежде чем «подумать» об этом или «необходимо поговорить с самим собой», что требует времени и десинхронизирует нас с окружающей средой. Социальные эмоции и эгоцентричность оцениваются в нашей системе зеркальных нейронов, близкой к нашим двигательным областям. Опять же, карта мозга показывает нам, где находятся незрелости на гранулярном уровне, или уровне области Бродмана. Затем мы можем тренировать зрелость с помощью нейробиоуправления. Это продемонстрировало большой успех в ускорении социальной зрелости и изменении проблем, связанных с поведением или гневом / агрессией.

Пространственное осознание и ситуационный контекст управляются теменными и височными долями нашей коры. Именно здесь мы различаем внешний мир и наши внутренние процессы. Это включает в себя то, где мы находимся по отношению к другим, объектам и внешней силе. Объединение визуальной, слуховой и соматосенсорной информации, чтобы дать нам представление о сцене перед нами и наших отношениях с ней, является важной задачей обработки, предоставляющей нам ситуационный контекст. Незрелость соответствующих областей мозга может привести к отвлекаемости и различным тревогам. Компоненты СДВГ, дислексии, дискалькулии, тревоги, дисморфии тела и социальной интеграции можно оценить с помощью карты мозга и обучить с помощью нейробиоуправления.

Сеть режима по умолчанию — это набор областей мозга в каждой доле коры, скоординированное функционирование которых отвечает за наше самоощущение. Когда мы отвлекаемся от задачи и блуждаем в уме, эта сеть особенно активна. Он играет ключевую роль в воображении, моделировании поведения других и прогнозировании, прежде чем наши чувства дадут подтверждающую/утвердительную обратную связь. В каком-то смысле DMN обеспечивает отступление от нашего позитивного взаимодействия с миром и обновление наших намерений и понимания относительно нашего окружения. Такие патологии, как аутизм, демонстрируют особую дисрегуляцию DMN. DMN может быть нарушена регуляция из-за незрелости составляющих ее областей мозга и/или их связи друг с другом. Мы можем оценить это с помощью карты мозга и восстановить функциональность с помощью нейробиоуправления. Это важнейшая основа общего психического здоровья.

Отзывы клиентов

История Джулиана

Джулиан, которому только что исполнилось 11, представился: «Я Джулиан. У меня СДВГ». Его самооценка была на уровне.

 

Застенчивый и воспитанный, его поведение контрастировало с проблемами поведения, которые его мать считала наиболее актуальными. Ее ссоры с Джулианом были ежедневными, вызванными случаями, когда дела шли не так, как он предполагал или надеялся, и превращались в саморазжигающуюся ярость, которая испортила бы все выходные. Его внимание было плохим, разговоры были омрачены отвлекающими факторами («тарабарщина», по ее словам), относительная зрелость была низкой для его возрастной группы, и он, к счастью, посещал школу, которая отвечала его успеваемости и социальным потребностям.

 

Год психотерапии едва не привел к тому, что ему поставили диагноз аутизма, и он ненавидел различные другие терапевтические процедуры, которые ему приходилось проходить, направленные на решение его проблем с физической координацией.

 

Young Person depressed looking down at the ground

В течение двух недель или четырех сеансов его поведение изменилось; со слов его матери:

«Я хотел бы отметить, что мы заметили улучшения с Джулианом.

Он более спокоен, менее реактивен, и когда он расстраивается, ему удается успокоиться.

Не уверен, что это временное явление, но в эти выходные все было в порядке :)"

Продолжение обучения с занятий 5–20

Это не было временным явлением: в последующие недели его взросление заметно ускорилось.

 

Семейную поездку охарактеризовали как «лучший отпуск, который у нас когда-либо был!» его матерью. Во время отпуска он научился нырять с аквалангом, и его родители заметили, что во время обучения он задавал связные, вдумчивые и актуальные вопросы. Тревоги и страхи заметно снизились, внимание и сосредоточенность улучшились, детское поведение – такое как попытки “классного клоуна” привлечь внимание – прекратилось, и он стал участвовать во внеклассных школьных мероприятиях.

Functional connectivity improves with neurofeedback training as measured with a brain map

Карты мозга Джулиана подтвердили переход, через который он проходил. Он пропустил годы физического созревания, которое должно было произойти, особенно в его префронтальной коре. Функциональная связь областей мозга, отвечающих за поведение, концентрацию внимания и самоощущение, существенно улучшилась, как и, в частности, его двигательные навыки. Траектория Джулиана изменилась: от постепенного погружения в более глубокие диагнозы особых потребностей к созданию уверенной, заинтересованной и здоровой личности, готовой к риску. Благодаря этим новым приобретенным способностям он может формировать свое будущее таким образом, чтобы поддерживать свой прогресс.

Child behaviour improved after neurofeedback

Это длится долго? Да. Год спустя Джулиан преуспевает в школе и в обществе.

 

Мы все развиваемся, и жизнь бросает нам вызовы. Ключом к улучшению является наличие правильных инструментов — в данном случае кортикальной зрелости и функциональной связи — которые помогают нам создавать петли положительной обратной связи в нашей среде.

 

Двадцать сеансов очень помогли этому молодому человеку освободиться. С помощью нейробиоуправления мы можем решить проблемы развития.

История Джулиана

Джулиан, которому только что исполнилось 11, представился: «Я Джулиан. У меня СДВГ». Его самооценка была на уровне.

 

Застенчивый и воспитанный, его поведение контрастировало с проблемами поведения, которые его мать считала наиболее актуальными. Ее ссоры с Джулианом были ежедневными, вызванными случаями, когда дела шли не так, как он предполагал или надеялся, и превращались в саморазжигающуюся ярость, которая испортила бы все выходные. Его внимание было плохим, разговоры были омрачены отвлекающими факторами («тарабарщина», по ее словам), относительная зрелость была низкой для его возрастной группы, и он, к счастью, посещал школу, которая отвечала его успеваемости и социальным потребностям.

 

Год психотерапии едва не привел к тому, что ему поставили диагноз аутизма, и он ненавидел различные другие терапевтические процедуры, которые ему приходилось проходить, направленные на решение его проблем с физической координацией.

 

Young Person depressed looking down at the ground

В течение двух недель или четырех сеансов его поведение изменилось; со слов его матери:

«Я хотел бы отметить, что мы заметили улучшения с Джулианом.

Он более спокоен, менее реактивен, и когда он расстраивается, ему удается успокоиться.

Не уверен, что это временное явление, но в эти выходные все было в порядке :)"

Продолжение обучения с занятий 5–20

Это не было временным явлением: в последующие недели его взросление заметно ускорилось.

 

Семейную поездку охарактеризовали как «лучший отпуск, который у нас когда-либо был!» его матерью. Во время отпуска он научился нырять с аквалангом, и его родители заметили, что во время обучения он задавал связные, вдумчивые и актуальные вопросы. Тревоги и страхи заметно снизились, внимание и сосредоточенность улучшились, детское поведение – такое как попытки “классного клоуна” привлечь внимание – прекратилось, и он стал участвовать во внеклассных школьных мероприятиях.

Functional connectivity improves with neurofeedback training as measured with a brain map

Карты мозга Джулиана подтвердили переход, через который он проходил. Он пропустил годы физического созревания, которое должно было произойти, особенно в его префронтальной коре. Функциональная связь областей мозга, отвечающих за поведение, концентрацию внимания и самоощущение, существенно улучшилась, как и, в частности, его двигательные навыки. Траектория Джулиана изменилась: от постепенного погружения в более глубокие диагнозы особых потребностей к созданию уверенной, заинтересованной и здоровой личности, готовой к риску. Благодаря этим новым приобретенным способностям он может формировать свое будущее таким образом, чтобы поддерживать свой прогресс.

Child behaviour improved after neurofeedback

Это длится долго? Да. Год спустя Джулиан преуспевает в школе и в обществе.

 

Мы все развиваемся, и жизнь бросает нам вызовы. Ключом к улучшению является наличие правильных инструментов — в данном случае кортикальной зрелости и функциональной связи — которые помогают нам создавать петли положительной обратной связи в нашей среде.

 

Двадцать сеансов очень помогли этому молодому человеку освободиться. С помощью нейробиоуправления мы можем решить проблемы развития.

Обучение и интенсивные курсы в Великобритании и за рубежом

Дэниел Вебстер предлагает самые передовые методы нейробиоуправления в виде посещений на дому и интенсивных курсов в Великобритании и за рубежом.

 

Большинство клиентов считают, что 10-20 еженедельных занятий дают преобразующие результаты. Улучшение сна и чувство эмоциональной устойчивости обычно появляются в течение первых нескольких сеансов. Тренировочный эффект быстро нарастает по мере того, как мы воздействуем на области мозга, отвечающие за регулирование настроения, мотивации, внимания и сосредоточенности, а также за нашу способность регулировать физиологическое возбуждение. Тревоги утихают, и социальное взаимодействие приобретает новые измерения. Мы чувствуем себя ценными, способными проявить свои уникальные навыки и сильные стороны, а производительность повышается, принося дивиденды от инвестиций в персонализированную тренировку мозга.

 

Интенсивные курсы включают два занятия в день в течение недели или дольше. Трансформирующие результаты могут быть достигнуты за короткий период времени, если мы проведем 10-20 сессий в Великобритании или за рубежом. Дети наслаждаются исключительным временем, проведенным перед экраном во время школьных каникул, в сочетании с развлечениями в Лондоне и его окрестностях. Взрослые находят это столь же эффективным способом использования свободного времени в сочетании с поездкой в новое место и обретают дополнительную уверенность, обсуждая новизну и находя признание в гостеприимной обстановке, обеспечивая более эффективную перезагрузку.

 

Neurofeedback training one week intensive course restored healthy and stable brain function out of psychosis

Гибридные курсы, включающие интенсивные и еженедельные тренировки, — это удобный способ достижения более быстрых результатов за счет использования перерывов и каникул или длинных выходных.

 

Дэниел Вебстер тесно сотрудничает с психиатрами, психологами и другими специалистами в области психического здоровья. Карта мозга дает отдельный взгляд на уязвимости, характеристики характера клиента, его развитие и сильные стороны. Обучение нейробиоуправлению хорошо сочетается с психотерапией и коучингом.

 

Дополнительную информацию см. здесь.

Нейрофидбэк – как это работает

Как показывают отзывы родителей, поведенческие проблемы могут дать быстрые результаты. Проблемы развития могут потребовать большего количества сеансов с заметными изменениями в поведении.

 

Тренировка нейробиоуправления доставляет удовольствие, когда мы смотрим фильм по своему выбору. Обратная связь в основном слуховая и включает небольшие изменения громкости. Процесс объясняется в видео менее чем за минуту.

С помощью нейробиоуправления мы можем улучшить функциональные связи между областями мозга, сетями и регионами.

 

Мы можем оценить прогресс с помощью карт мозга, используя метод Kaiser Neuromap.

 

Тренировки можно проводить еженедельно или в сочетании с интенсивами, когда мы проводим более одного занятия ежедневно в течение недели.

Neurofeedback training improves functional connectivity

Спектральные графики, показывающие распределение частот по области мозга, являются еще одним способом интерпретации созревания коры. Мы получаем представление о том, соответствует ли физическое взросление ожиданиям возрастного уровня. На представленном графике десять сеансов нейробиоуправления в течение двух месяцев показали улучшение созревания, которого не смогли добиться предыдущие годы развития и терапии.

 

Cortical maturation measured with spectral plots is improved with neurofeedback training

Нейрообратная связь при различных симптомах

Карта мозга позволяет нам изучить наш мозг и понять, как разные его части взаимодействуют друг с другом. С помощью нейробиоуправления мы можем тренировать оптимальную интеграцию.

 

На следующих вкладках описано, как персонализированная тренировка мозга может помочь решить многие проблемы психического здоровья целостным, неинвазивным и безмедикаментозным способом.

 

(Прокрутите вниз на мобильном телефоне)

СДВГ, как определено в DSM-V, может включать в себя множество различных компонентов поведения, выраженных в разной степени. Включены проблемы мотивации, концентрации и планирования, энергетики, социального поведения, моторики, обучения, языка и речи (например, дислексия/дискалькулия), которые часто сочетаются с контролем настроения, сном, гневом, яростью, контролем импульсов и агрессией. Некоторые из них более выражены, чем другие, достигая субклинических проявлений при других диагнозах, и вскоре картина становится более сложной.

 

С помощью карты мозга мы можем оценить уязвимость к множеству других возможных проблем, а затем индивидуально решить их с помощью нейробиоуправления. Кроме того, у нас есть шанс способствовать структурным улучшениям, таким как зрелость префронтального мозга. Основная проблема СДВГ — отвлекаемость — рассматривается здесь:

Фокус и продуктивность состоят из трех основных компонентов:

 

 – Концентрация

 

 – Планирование и организация

 

 – Мотивация

 

Каждый из этих трех компонентов управляется отдельной областью мозга. Когда одна или несколько из этих областей аритмичны, мы уязвимы для проблем с концентрацией внимания.

– Планирование и организация: понимание целей, работа в настоящем и структурирование рабочего процесса, способствующего достижению результатов, видение более широкой картины и разделение проектов на задачи, определение их приоритетности и гибкость.

 

Умение составлять обзор поставленной задачи, разбивать ее на более мелкие, выполнимые шаги и соответствующим образом упорядочивать их можно тренировать.

 

 – Концентрация: способность не отвлекаться и удерживать внимание на соответствующей задаче. Отвлекаемость — это функция пространственного восприятия, и для этой задачи предназначены области мозга. Когда они аритмичны, мы легко отвлекаемся.

 

 – Мотивация: наличие достаточного драйва, оптимизма, настойчивости и выносливости для реализации планов и преодоления неудач. Ключом к этому являются самооценка, понимание собственных сильных и слабых сторон, умение самоуспокаиваться, то есть рационализировать мысли.

 

research shows neurofeedback is a safe, effective and long lasting treatment for ADHD

Исследователи приходят к выводу, что тренировку нейробиоуправления можно считать «эффективной и специфичной» (уровень 5) при СДВ/СДВГ. Было показано, что тренировка нейробиоуправления приводит к значительному улучшению внимательности и контроля импульсивности. Было показано, что он дает результаты, эквивалентные результатам, полученным при использовании стимуляторов. Было показано, что эффект длится долго.

Нейрофидбэк и лекарства

Мы успешно помогли детям и подросткам сократить или прекратить лечение СДВГ стимулирующими препаратами, когда это стало нежелательным, под наблюдением назначающего их лица.

 

Люди могут предлагать мотивы для изменения использования стимуляторов на альтернативные формы терапии, включая двусмысленность в отношении длительного использования и снижения эффективности уменьшения тяжести симптомов за счет роста (роста). Многие из них считаются «запрещенными веществами» в соревновательных видах спорта и вносятся в список веществ Списка II / класса B, если их можно приобрести без рецепта. Возможные проблемы со сном документированы.

 

В исследованиях, по-видимому, был сделан ряд выводов относительно влияния психостимуляторов, используемых для лечения СДВГ, на настроение, тревогу, эмоциональную реактивность, злоупотребление психоактивными веществами, психические заболевания, сердечно-сосудистые последствия, тики и другие дискинезии, среди прочего, и они значительно различаются в выборке. размер, продолжительность и объем.

 

Исследование с участием более 130 участников показало, что нейробиоуправление можно эффективно использовать в сочетании с фармакологическим лечением, улучшая результаты.

 

Смотрите здесь для более подробной информации.

 

Neurofeedback training for ADHD is evidence based and produces lasting results:

Attention deficit:  Efficacy is well-documented – there are over 370 research reports on Neurofeedback and ADHD on PubMed.  

In line with AAPB and ISNR guidelines for rating clinical efficacy, neurofeedback can be considered “Efficacious and Specific”, the highest level (5), with a large effect size for inattention and impulsivity in this study.

large-scale study showed that neurofeedback is effective in remediating attentional dysfunction.  Significant clinical improvement in one or more of attentiveness, impulse control, and response variability was observed in 85% of participants after 20-40 training sessions.

Impulse control and attention improved through neurofeedback training, producing “patient outcomes equivalent to those obtained with stimulant drugs”

Neurofeedback “appears to have more durable treatment effects, for at least 6 months following treatment.” 

Neurofeedback was shown to be an effective method to enhance cognitive deficits, reduce ADHD symptoms and behaviour problems in children.  The effect was maintained in a follow-up six months later. 

There are numerous academic studies confirming the efficacy of EEG biofeedback (another name for neurofeedback) with sustained performance gains. 

The American Academy of Pediatrics bases its conclusion that there are “no significant contraindications” to its use on these studies. 

ILF / Othmer Method neurofeedback training was shown to reduce ADHD symptoms, specifically distractibility and impulsiveness, in a study involving 251 children over a course of 30 neurofeedback sessions. 

Training specific brain areassuccessfully activated error monitoring networks in ADHD patients, associated with symptom improvements.  Dynamic functional connectivity was found to be maintained in a follow-up 11 months later.

Another study attested improved response control and attention in ADHD post Neurofeedback.  

Mood regulation and Motivation:  see here

Working Memory: see here

Sense of Self:  With Personalised Brain Training, we work on the Default Mode Network, the neural basis of self. 

Проблемное поведение, гнев, агрессия, ярость

Отсутствие регуляции настроения, самосознания и сдерживающего контроля способствуют управлению гневом и поведенческим проблемам. Эти сложные модели поведения имеют нейронную основу и индивидуальны. С помощью Kaiser Neuromap мы можем обнаруживать уязвимости и обучать их с помощью нейробиоуправления.

 

Чрезмерное упрямство, непонимание социальных сигналов, общая подавленность и тревога являются частыми характеристиками детей, страдающих аутизмом. Благодаря обучению нейробиоуправлению мы добились успеха в устранении этих симптомов.

 

Множественные области мозга способствуют импульсивной агрессии, саморазжиганию ярости, физиологическому возбуждению, «отыгрыванию» и, наоборот, успокоению и рациональному пониманию своего поведения и даже проявлению сожаления, раскаяния, понимания и проницательности или нет, в зависимости от обстоятельств.

 

Нейрокарта Кайзера показывает нам возможные уязвимости к таким моделям поведения и может помочь нам сформировать более детальное понимание предсознательных движущих сил человека, то есть их «схемы». Есть несколько участников, к которым мы можем обратиться:

– импульсивная агрессия, напр. в ответ на отказ в чем-либо

 

 – ярость, продолжающаяся безутешная стадия

 

 – отсутствие сочувствия или понимания чувств других

 

 – неспособность видеть разные точки зрения

 

 – очередность, дифференциация себя и других, разделение полномочий

 

 – мониторинг и понимание последствий действий

С помощью нейробиоуправления мы можем работать над этими предсознательными процессами, которые происходят до того, как человек сможет применить сознательный контроль или торможение. Цель состоит в том, чтобы в первую очередь уменьшить или устранить склонность человека проявлять такое неблагоприятное и нежелательное поведение, освобождая разум, чтобы наслаждаться моментом в конструктивной синхронизации с другими.

 

Нейрообратная связь помогает нам стабилизировать сеть режима по умолчанию, уменьшить импульсивную агрессию и контролировать физиологическое возбуждение. Мы добились успеха за несколько сеансов у клиентов в возрасте от 8 до 15 лет.

Тревога и страх

Существует множество проявлений тревоги, в том числе социальная тревожность, панические атаки, избыточное осознание своего тела (дисморфия тела), эмоциональная гиперчувствительность, страхи и фобии. У детей-аутистов обычно наблюдается множество из них, и все они способствуют энергозатратному состоянию повышенной бдительности. Результатом является стресс и защитное поведение.

 

Нейроуправление — это признанный, научно обоснованный метод лечения тревоги.

 

Было обнаружено, что тренировка нейробиоуправления при тревоге и депрессии «приводит к стойким улучшениям примерно в 80% случаев».

 

Доверие и социальная интеграция имеют тенденцию соответственно улучшаться, что приводит к возникновению положительной обратной связи, которая помогает формировать новые траектории.

 

Карта мозга выявит повышенную активность участков мозга, отвечающих за отслеживание последствий действий (робость, общий испуг и замкнутость); высматривать обидчика (хулигана); осознание тела и лица; и чрезмерный самоконтроль. Это помогает нам понять потенциальное наличие реальных угроз и факторов страха. Мы также можем обнаружить возможные тенденции к развитию нездоровой осознанности тела. Тренинг нейробиоуправления позволяет нам решить эти проблемы.

Anxiety can have multiple facets, including intrusive thoughts and social anxiety, and the feeling of everything coming at oneself all at once

Существует несколько типов тревоги, каждый из которых коррелирует с аритмией одной или нескольких областей мозга:

 

Сенсорная перегрузка: наш мозг интерпретирует все сенсорные стимулы как направленные на нас самих. Мы теряем способность различать, что направлено на нас, а какие вопросы или взаимодействия нас не касаются. Это настраивает нас на приступы паники и, в конечном итоге, на психоз. Это также означает, что мы становимся уникальными в своей перспективе и неспособны принять другие точки зрения.

 

Потеря повествования: наше эпизодическое понимание ситуации, того, как мы туда попали и что происходит дальше, ухудшается, и мы не уверены в том, где мы находимся и куда идем. Это гиперактивирует нашу миндалину, и ощущения очень эмоциональны.

 

Слуховая чувствительность: мы становимся склонными чрезмерно интерпретировать эмоциональное содержание слов и звуков, создавая атмосферу колючести и отталкивая людей, даже не осознавая этого.

 

Социальная тревога: непонимание социальных сложностей, социальных эмоций и динамики ситуации с другими людьми.

 

Гипербдительность: результат избегания хулигана или обидчика.

 

Активация: Наша ARAS отвечает за установку правильного уровня физиологического возбуждения или бодрствования в зависимости от ситуации и за поддержание стабильности на этом уровне. Когда он находится на перегрузке, мы погружаемся в режим борьбы или бегства дальше, чем это необходимо, тем самым повышая сенсорную чувствительность. Панические атаки являются крайним проявлением. Наша способность быстро успокаиваться снижается.

 

Травма: неспособность заботиться о себе – создавать вокруг себя эмоциональное безопасное пространство – и самоуспокаиваться – способность рационально отговаривать себя от ситуации, что приводит к нестабильности настроения. Это также может проявляться в диссоциации и повышенном восприятии боли. Мы размышляем о прошлом и беспокоимся о будущем вместо того, чтобы наслаждаться настоящим.

 

Навязчивые мысли: самокритика затмевает мотивацию и уверенность, и мы начинаем осознавать себя и отвлекаться на негативные мысли и чувства. Некоторые используют приобретенные привычки, чтобы отвлечься от этого. Другие привязываются к схеме вознаграждения, которая активируется и поддерживается за счет подачи обструкционного, самоуничижительного содержания мыслей. В результате страдает наша уверенность, мотивация и социальное взаимодействие.

The effectiveness of neurofeedback training for anxiety was first recorded four decades ago in 1978.  Since then, there have been over 120 peer-reviewed research papers published on neurofeedback and anxiety.  Academic interest in this application of neurofeedback has picked up notably during the last three years.    

Dr. Corydon Hammond finds in his 2005 paper, “Neurofeedback Treatment of Depression and Anxiety” that neurofeedback training results in “enduring improvements approximately 80% of the time”, with most perceiving a difference after between three and six sessions; a “very significant improvement” after 10-12 sessions, and more so after over 20 sessions.  

Improving emotional regulation with neurofeedback represents a “novel intervention to control anxiety”.   Just a single session resulted in a statistically significant improvement in anxiety.  

Contamination anxiety was improved in a lasting way in this study .

Twenty sessions of neurofeedback training led to a significant improvement in sleep, anxiety and depression evaluations.  The same disorders plus inattention showed significant improvements when conducting ten or more sessions in a naturalistic setting.  Anxiety was reduced in Canadian Aboriginals during seven days of two hour training.   Fifteen sessions reduced GAD symptoms. 

Neurofeedback improved depressive symptoms in Major Depressive Disorder (MDD) patients, with significant decrease in anxiety and clinical illness severity noted as a result of the training.   Cognitive depression was reduced here.  Anhedonia and comorbid anxiety in MDD where also improved in this recent study.  Increased happiness ratings and decrease in anxiety was documented with related increased activity in specific brain areas.  

Post-operative depression and anxiety, pain, difficulties sleeping and attention and memory problems were resolved in 20 neurofeedback sessions.  The 45-year old female was able to return to work subsequently.  Postcancer cognitive impairment (PCCI) sufferers (a substantial subset of breast cancer survivors) found strongly significant reduction in anxiety, as well as somatisation and depression, after twenty neurofeedback sessions.  Anxiety, as well as depression and tinnitus were greatly reduced during stroke rehabilitation, plus improvement in speech fluency, word finding, balance and coordination, attention and concentration. 

Ten neurofeedback sessions improved symptoms of pain and fatigue, anxiety and depression in fybromyalgia patients.  Neurofeedback was also found to reach maximum effect within four weeks.

Multiple Sclerosis sufferers saw depression, fatigue and anxiety reduced, and the results were maintained at a 2-month follow-up.

Alpha Theta neurofeedback training reduced anxiety in competitive ballroom dancers, as well as increasing cognitive creativity. 

Neurofeedback provided benefit to high functioning ASD with regard to anxiety.  

Alcohol Dependence Syndrome patients found a significant reduction in cognitive deficits, anxiety and depression; noticeable improvement in memory and neurological functioning, and significant reduction in alcohol intake on follow-up.  Impulsivity, anxiety and depression were improved in long-term abstinent delinquents.   Sharp reductions in self-assessed depression were found in alcoholic outpatients, as well as reduction in anxiety, after twenty Alpha-Theta sessions.  

The physical basis of how neurofeedback training can be applied to reduce maladaptive rumination and anxiety was confirmed here.  

Нейрообратная связь при аутизме

Аутизм — это расстройство спектра, характеризующееся проблемами социальной интеграции и задержкой развития, которая может быть как физической, так и эмоциональной. С помощью нейрокарты Kaiser мы можем выявить индивидуальные слабости и тренировать их с помощью персонализированной тренировки мозга неинвазивным и безмедикаментозным способом. Улучшения основаны на фактических данных и впечатляют.

Neurofeedback can positively impact trajectories of children and young adults

Существуют отдельные области мозга, которые интерпретируют соответствующие сенсорные сигналы, и посредством различных этапов конвергентной обработки — областей мультимодальных ассоциаций — мозг конструирует сцену и понимает, где мы находимся относительно окружающей среды. Когда какая-либо из этих областей мозга становится аритмичной, наша интерпретация искажается, например, мы можем стать гипер- или гипочувствительными, как это видно при различных симптомах аутизма.

 

С помощью нейробиоуправления мы можем тренировать области мозга, отвечающие за эффективную обработку и интеграцию сенсорной информации. Персонализированная тренировка мозга использует самый передовой метод интерпретации карт мозга qEEG для формирования индивидуального плана тренировки. В нашем методе нейробиоуправления применяются наиболее эффективные протоколы обучения с приятным процессом обратной связи и просмотром фильмов по выбору.

Sensory interpretation areas of the brain which can be trained with neurofeedback

Сенсорная обработка — это хорошо изученный процесс, который задействует множество специализированных областей мозга и их взаимодействие, чтобы создать впечатление о нашей окружающей среде и о том, как она связана с нами. Более высокая интеграция последующего осознания приводит нас в область того, «что такое сознание»:

 

Наука показывает, что наш мозг участвует в постоянном процессе моделирования или прогнозирования окружающей среды как в пространстве, так и во времени. Он делает это на основе предыдущей сенсорной информации, а также недавних и консолидированных воспоминаний. Затем прогнозы сопоставляются с реальностью, и процесс начинается снова. Это важное отличие от идеи, что мы просто реагируем на наши сенсорные сигналы. Он представляет теорию, согласно которой мы, по сути, предвидим следующий момент, а затем постоянно обновляем нашу модель окружающей среды.

 

 Аутизм можно рассматривать как нарушение способности эффективно участвовать в этом прогностическом процессе. Теория легко объясняет настойчивость в отношении одинаковости и негибкости в отношении изменения рутины, принятия новизны, взаимодействия с движущимися объектами, снижения понимания юмора и даже теории разума, которая, по сути, представляет собой создание модели другого человека в собственном сознании. Непредсказуемый мир становится ошеломляющим, что объясняет страх и тревогу, которые мы так часто наблюдаем при этом заболевании, а обращение к самостимуляции (стиммингу) является анксиолитической реакцией. В результате снижения способности к моделированию и прогнозированию предпочтение отдается повторению, и это может превратиться в преимущество, поскольку репликативное поведение улучшает определенные навыки или сужает области внимания.

 

Мы можем думать об аутизме как о нарушении регуляции мозга во многих функциональных областях. Это приводит к множеству сопутствующих заболеваний, которые мы неявно устраняем с помощью нейробиоуправления как части целостного подхода.

Некоторые из проблем, которые, по нашему мнению, можно решить с помощью обучения нейробиоуправлению, включают в себя:

 

 – отсутствие телесного осознания, контроля движений и речи, пространственного осознания

 – неспособность выражать, понимать и передавать эмоции и физические потребности

 – повышенное разочарование из-за того, что вас не понимают, будь то на уровне основных потребностей выживания или в более эмоциональных/интеллектуальных областях.

 – импульсивная агрессия, потенциально перерастающая в саморазжигаемую ярость и агрессивное поведение, иногда направленное на себя

 – ощущение отсутствия сочувствия и уважения к нуждам других

 – как правило, их «неправильно понимают», в ущерб возможности полностью развить сильные стороны и таланты

 

С помощью нейробиоуправления мы можем устранить эти, в конечном счете, вредные для нас расхождения и раскрыть невероятный потенциал каждого из нас.

Некоторые из проблем, которые, по нашему мнению, можно решить с помощью обучения нейробиоуправлению, включают в себя:

 

 – отсутствие телесного осознания, контроля движений и речи, пространственного осознания

 – неспособность выражать, понимать и передавать эмоции и физические потребности

 – повышенное разочарование из-за того, что вас не понимают, будь то на уровне основных потребностей выживания или в более эмоциональных/интеллектуальных областях.

 – импульсивная агрессия, потенциально перерастающая в саморазжигаемую ярость и агрессивное поведение, иногда направленное на себя

 – ощущение отсутствия сочувствия и уважения к нуждам других

 – как правило, их «неправильно понимают», в ущерб возможности полностью развить сильные стороны и таланты

 

С помощью нейробиоуправления мы можем устранить эти, в конечном счете, вредные для нас расхождения и раскрыть невероятный потенциал каждого из нас.

Эмоциональный баланс — это основная необходимость для того, чтобы выдержать, контролировать и доминировать на американских горках, которые создает конкуренция.

 

Нейроуправление – признанный метод лечения тревоги.

 

Спортивные тренировки и соревнования предполагают множество изменений, когда дело касается физиологического возбуждения. От разминки до соревнований, заминки и ожидания следующего этапа, повторной подготовки и выступления, и повторения этого, возможно, несколько раз в день или за сессию, гибкость и стабильность являются ключевыми факторами.

 

Мы можем научить наш мозг быть более гибким и стабильным, особенно в отношении поддержания правильного и устойчивого уровня физиологического возбуждения в зависимости от ситуации.

 

Страхи, неудачи и даже легкие победы могут ухудшить наше суждение и эффективность. Сильное чувство эмоциональной безопасности и способность к самоуспокоению играют важную роль в обеспечении надежной работы.

 

Нейроуправление использует целостный подход к эмоциональному балансу.

 

Neurofeedback training for better emotional self-regulation

Из-за чрезмерного внимания к телам, формам и лицам и чрезмерного контроля за собой по отношению к другим страдает наша уверенность в себе и социальное взаимодействие. Для этого есть нейронные корреляты, которые мы можем обучить.

 

Исследования показали, что у людей с дисморфией тела существуют неврологические различия. Выявив нейромаркеры, мы можем оценить уязвимость с помощью карты мозга qEEG (Kaiser Neuromap), а затем соответствующим образом обучить пораженные участки мозга с помощью нейробиоуправления.

 

Это заболевание влияет на области визуальной обработки более высокого порядка, что связано с акцентом на распознавании лица и тела и чрезмерным вниманием к деталям.

 

Кроме того, при BDD по-разному активируются префронтальные области, отвечающие за самоконтроль, принятие риска и сочувствие.

 

Подкорковые структуры, участвующие в обработке вознаграждения, наблюдают аналогичные активации.

 

BDD имеет множество сопутствующих заболеваний, включая тревогу, социофобию, депрессию и ОКР. Импульсивная агрессия (насилие) и суицидальные мысли также распространены, как и навязчивые мысли.

 

По нашему опыту, эти проблемы, среди прочего, проявляются как уязвимости на нейрокарте Кайзера, и мы успешно решали проблемы дисморфии тела у клиентов, использующих персонализированную тренировку мозга, а также многие другие сопутствующие заболевания.

Черепно-мозговая травма и сотрясение мозга

Черепно-мозговая травма (ЧМТ) — еще одно применение тренировки нейробиоуправления.

 

Мы обнаружили, что нейробиоуправление очень эффективно помогает в физической реабилитации. С помощью нейрокарты Кайзера мы можем обнаружить области гипометаболизма, которые гемодинамически реагируют с помощью тренировки нейробиоуправления. Существуют нейромаркеры mTBI, а также болезни Альцгеймера, хотя они неспецифичны (необходимые, но не достаточные условия) и не должны рассматриваться как диагноз. Общие (а не очаговые) поражения при нейродегенеративных состояниях, по-видимому, сначала формируются в мозолистом теле, пучке волокон, связывающем два полушария мозга; По нашему опыту, измененные функциональные связи были видны и на карте мозга на ранней стадии.

 

Есть доказательства того, что нейробиоуправление поддерживает миелинизацию, улучшая важную оболочку аксонов, что является важной частью процесса физического восстановления.

 

С помощью карты мозга мы можем обнаружить участки гипометаболизма, некоторые из которых характерны для черепно-мозговой травмы/сотрясения мозга. Используя самые передовые протоколы нейробиоуправления, мы изменили ситуацию, указав на положительный гемодинамический эффект тренировки нейробиоуправления.

 

Восприятие боли имеет нейронные корреляты: существуют области мозга, которые управляют нашей внимательностью к знакам, которые подает нам наше тело.

 

В первую очередь, эти признаки являются реальными сообщениями о том, что что-то не так и с этим нужно разобраться. Медицинская помощь должна найти решение этой проблемы.

 

Иногда в этом контексте восприятие боли может стать иррациональным, и с помощью тренировки нейробиоуправления мы можем помочь мозгу выработать более разумный подход к интерпретации такого стимула.

 

Neurometabolic Cascade post concussion indicates higher demand on energy against lowered blood flow in the first four minutes, with acute recovery effects lasting days

Сразу после сотрясения мозга/mTBI в мозге возникает повышенная потребность в энергии (глутамате), в то время как мозговой кровоток ограничивается.

 

Этот эффект наиболее выражен в течение первых четырех минут после удара; другие нейромодуляторные нарушения длятся несколько дней, и, по оценкам, мозговой кровоток нормализуется только примерно через десять дней. Гематоэнцефалический барьер временно нарушается в первые несколько минут, что приводит к сложной воспалительной реакции в течение нескольких часов и дней после травмы, а микроглия может оставаться активированной в течение многих лет.

 

Существует множество нейромаркеров mTBI, от снижения префронтальной активации до нарушения функциональности сети режима по умолчанию; Хотя эти условия неспецифичны (необходимы, но не достаточны), некоторые из них весьма необычны и проявляются на нейрокарте Кайзера. С помощью нейробиоуправления мы можем их тренировать, восстанавливая при этом общую функциональность нашей нейронной основы (сеть режима по умолчанию). Мы наблюдали впечатляющие улучшения как в отношении отзывов клиентов, так и в отношении карт мозга до/после.

 

Сотрясение мозга/mTBI увеличивает риск болезни Альцгеймера на 50% и имеет аналогичные механизмы развития тау/амилоидной патологии. ЧМТ также увеличивает риск болезни Паркинсона и способна вызвать прионоподобное распространение самораспространяющейся протеинопатии. ЧМТ от умеренной до тяжелой степени добавляет примерно пять лет к измеренному возрасту мозга по отношению к хронологическому возрасту.

– Alpha-Theta neurofeedback training has a “beneficial effect on symptom reduction as well as perceived stress.  It also has a beneficial effect on levels of serum cortisol” involving a significant reduction during acute recovery

 – neurofeedback training was shown to be effective with Postconcussion Syndrome (PCS) 

 – efficaceous treatment for chronic posttraumatic headache sustained in military service

 – neurofeedback therapy showed significant changes in structural and functional connectivity in young TBI patients, with cognitive scores and concussion symptoms improving significantly

 – neurofeedback is shown to be an effective intervention for auditory memory

 – deemed “probably an excellent complementary technique” that produced clear benefits in divided and sustained attention, visuospatial skills and the processing speed of motor-dependent tasks in persons with severe TBI

 – beneficial outcomes in upper limb stroke rehabilitation

 – neurofeedback training can lead to a learned modulation of brain signals with associated changes at both neural and behavioural level

 – modulation of premotor cortex and associated motor control areas can be achieved with neurofeedback training

 – improvements in TBI / PTSD in Vietnam Veterans across domains of cognition, pain, sleep, fatigue, mood/emotion, PTSD symptoms and overall activity levels

 – patients report improvement in a wide range of neuropsychiatric symptoms in TBI following neurofeedback training

 – result of 40 neurofeedback sessions included significant improvements in several motor tasks

The recent rugby player study by the Drake Foundation showed that 23% of players (10 out of 44) had axonal or diffuse vascular injury.  This contrasted with athletes in non-collision sports.  

Mild traumatic brain injuries are common in rugby, with an incidence rate of 20.4 per 1,000 player match hours (14.8 per 1000h in Australia).  

In addition to mTBI, repeated head impacts can lead to neurodegeneration that becomes progressive.  This increases the risk of dementia

Травмы и жестокое обращение оставляют шрамы.

 

Когда жизнеспособность нашего существования оказывается под угрозой, наше поведение адаптируется. Мы становимся склонными к повышенной бдительности, чувствительными к триггерам, и наша физиология реагирует соответствующим образом. Повышенное чувство осознанности теперь обеспечивает безопасность, и мы можем даже стать зависимыми от этого.

 

Trauma and Abuse can be detected by a brain map and treated with neurofeedback

Наш мозг ведет счет: зоны, отвечающие за защиту и бдительность, активируются даже тогда, когда объективной причины нет. Сенсорные стимулы усиливаются, и мы направляем ценные энергетические ресурсы на мониторинг намерений других. Тревога возрождается, и нагрузка на нашу систему приводит к истощению, но мы не можем отключиться и эффективно восстановить силы. Наше внимание и продуктивность падают, как и наша самооценка. Мы можем чувствовать себя оторванными от своего тела, диссоциирующими. Наши социальные возможности нарушены.

 

Нейроуправление помогает нам разорвать этот порочный круг: мы даем мозгу возможность преодолеть это, справиться с этим, восстановить чувство собственного достоинства и способность конструктивно взаимодействовать с окружающей средой. Мы обретаем здоровое чувство отстраненности, которое позволяет нам более эффективно обрабатывать прошлое и смотреть в будущее.

 

С помощью карты мозга мы можем определить, какие части нашей системы испытывают особую нагрузку. Тренировка нейробиоуправления помогает нам привести эти области мозга в лучшее выравнивание.

Typical Symptoms of Trauma and PTSD

 The first indication that we are experiencing trauma / PTSD is when we find ourselves not living in the present.  Enjoyment of the moment and social interaction is clouded by constant ruminations about the past, and worries about the future.  We are unable to ‘let go’, relax, and grasp opportunities as they present themselves in the Now.  

We are plagued by intrusive thoughts that bring us back to events in the past, which needn’t even be related to a traumatic event, but which remind us of some inadequacy and amplify our self-doubt.  Feelings of shame and guilt come into the picture as well, further eroding our self-confidence.  “How can I be happy and enjoy this after what has happened?”.  Similarly, our perception of the future is shrouded in worry and fearful anticipation.  Uncertainty is our greatest foe, our perception of safety is unhinged by any doubt as to what could happen next.  

The absence of a plan becomes a concern, the lack of clarity as to what’s around the corner a burden.  Negativity associated with the past deprives us of hope.  We are thus unable to see uncharted territories ahead as an opportunity, and much rather dwell on impending threats.  

Indeed, our system is primed to protect us, and we are in survival mode.  This process becomes self-feeding as we become addicted to the hyper-arousal our sense of fear induces.  Our sense of joy and looking forward to fun becomes clouded to the extent we forget and no longer yearn it.  Detachment sets in, further isolating us from feelings that previously motivated us.  This process can even start slow and subtly, yet the cycle is self-fulfilling and deprives us of the necessary perspective to break and get out.

In Personalised Brain Training, our definition of trauma is wider.  We include for example perceived loss of social standing, which can be either the cause or the consequence of a traumatic event or development.  The perceived loss of social position results in us feeling judged.  We become hypersensitive to how people approach us, talk to us, deal with us.  

This is a subjective concept, as it should be, given that trauma should be recognised as an issue of perception by the affected person, rather than a concept being ‘awarded’ by an unrelated party, though external affirmation can help and medical advice should be sought in any event.  As humans, social recognition is a critical component of our biological drive to propagate.  Attraction relies on this, which ultimately leads to bonding.  

Consequently, there are numerous brain areas devoted to, or involved in, the assessment of our position with regard to others.  When our self-perception is assailed, or even the viability of our self is questioned, we are naturally shaken.  Various brain areas become dysrhythmic.  These include areas responsible for our body control and awareness, and many therapies focus on engaging the body and somatosensory system with a view to inducing cerebral changes.  

However, this is only a part of the picture – there are many, arguably more powerful neuronal centres in the brain that are affected by trauma, and with a Kaiser Neuromap and Default Network Training (together, Personalised Brain Training), we can assess the issues more accurately, completely and efficiently, as well as then successfully training the brain to overcome trauma and setting ourselves on course for a positive trajectory.  

Another consequence of trauma is that we may feel unable to rationally assert a sense of safety.  This is different to self-nurture, or an emotional sense of safety.  When we are unable to talk ourselves down from a situation we lose the ability to effectively regulate our moods, to switch off when we need to, and ultimately can become excessively paranoid.  

There are neural correlates for this behaviour, and we can asses this with a Kaiser Neuromap.  Safety and assurance are core needs we are programmed to seek to fulfil.  Authority and role models help us in this quest.  When we become dysregulated in our ability to self-soothe, we are also compromised in our ability to find paternal guidance.  As a result, we tend to over-idolise figures who seemingly exude strength and power, or disobey completely and become unnecessarily rebellious – both immature behaviour patterns.  Resetting this balance is crucial to achieving calming, regulated emotions, reduced hypervigilance and controlling impulsiveness.  Personalised Brain Training lets us achieve this. 

When hypervigilance persists untreated, we face further problems.  

Physically, our heart beats faster and harder, more of the time, which is a clear stress on our system.  

Mentally, we become prone to developing intrusive thoughts, even when we are able to relax, and more so when we are stressed, where these can take on third-person character, a voice in our head.  This can have a destabilising effect, not least because we are now spending energy ‘defeating’ other perspectives we are internally engaged with, and thus distracting us from the ‘now’.  Being on hyper-alert can also make us more susceptible to feeling relational to sensory input, in that we feel that everything is directed at us, which can set us up for psychosis.  

As we lose our ability to enjoy the moment, our social interactions suffer.  Exercising our social brain keeps us alive and forms the basis for sound mental health.  Our brains are adaptive, and we need to provide stimulus to maintain connections and sustain flexibility.  Isolation deprives us of many necessary exercises.  For example, brain areas that deal with face recognition also respond to affective interactions and the ability to discriminate between emotional content of faces.  We need to keep training these brain areas through social interaction in order to maintain emotional recognition – it is not a surprise that perpetual mask-wearing heightens our social anxiety (aside from adverse physical effects).  

Social recognition, a key component of our biological need to attract and bond, is driven by sensory interpretations.  Again, we need to exercise brain areas that contribute to this, including language and speech generation and comprehension, auditory sensitivity, and monitoring rewards for actions, both directly and vicariously.  Our mirror neuron system contributes towards learning from others’ mistakes or examples, and consequently the storage of social rules necessary for constructive functioning in a society.  

Inclusion is imperative to establishing a healthy self-image or sense of self.  This in turn is crucial to forming stable relationships with friends, family and forming healthy alliances necessary for personal and professional progression.  When we lose our sense of belonging to a group or cause, we may become unstable in our self-perception and our relationships with others.  The effect may snowball into perceptions of abandonment, feelings of emptiness and dissociation; this in turn correlates with mood dysregulation, impulsive and often dangerous behaviours, intrusive thoughts and potential self-harm.  

With Personalised Brain Training, we can assess vulnerability to these traits as they manifest in functional brain area dysrhythmia that shows in a Kaiser Neuromap; with Default Network Training, an advanced form of neurofeedback, we can train these brain areas and networks in a holistic manner to help re-establish balance.  This enables us to reconnect with our environment and re-enter a positive feedback loop.

Sleep is adversely affected by trauma.  First, the mind needs to ‘let go’ in order to enter deeper sleep cycles, which is a challenge for many.  Excessive rumination and intrusive thoughts can hinder this, as does the loss of our ability to rationally calm ourselves down.  The depth of our sleep is governed by our ability to self-nurture and create an emotional ‘safe space’.  Homeostasis during various sleep stages is governed by other parts of our brain, some still involving the cortex.  With a Kaiser Neuromap we can detect dysrhythmia in the relevant brain areas and train these accordingly with Default Network Training (together, Personalised Brain Training).  

Focus and organisation suffers as a consequence of sleep issues.  This time, different brain areas are affected, which we can also train.  When we are unable to concentrate and produce our best output, we become demotivated and our mood and sense of self suffer.  Again, there are brain areas responsible for these aspects of being, for which we can again detect dysrhythmia and provide neurofeedback training.  The process is holistic – many components have to work together effectively for us to function optimally. 

Mood regulation suffers when we lose social integration, sleep and focus. Neurofeedback training found to significantly help 80% of people with depression by aiming to restore motivation, improving sleep and focus, and reducing anxiety.  

There are numerous potential cortical contributors to depression, and with a brain map we can see vulnerabilities.  

Neurofeedback training lets us address these as well as establish a generally improved sense of well-being in a holistic manner.  he positive effects of neurofeedback training have been shown to be lasting.  Neurofeedback is non-invasive and medication-free.

There are multiple types of anxiety, each correlating with one or more brain areas being dysrhythmic:

  • Social anxiety: When we’re in a situation with other people and our understanding of the social dynamics and complexities is overwhelmed. 
  • Sensory overload: our brain interprets all sensory stimulus as directed to ourselves.  We lose the ability to discern what is directed at us, and which matters or interactions are of no concern to us.  This sets us up for panic attacks and ultimately psychosis.  It also means we become singular in our perspective, unable to take on other points of view
  • Loss of narrative: Our episodic understanding of the situation, how we got there and what happens next, is impaired, and we are unsure of where we are and where we’re going.  This hyperactivates our amygdala, and the sensation is highly emotional
  • Auditory sensitivity: we become prone to overly interpreting the emotional content of words and sounds, creating an air of prickliness and pushing people away without knowing it
  • Activation: Our ARAS is responsible for setting the right level of physiological arousal, or wakefulness, for the situation, and to remain stable there.  When this is on overdrive, we are pushed further into fight-or-flight mode than necessary, thus heightening sensory sensitivity.  Panic attacks are an extreme manifestation.
  • Trauma: an inability to self-nurture – creating an emotional safe-space around us – and self-soothe – being able to talk ourselves down rationally from a situation, thus resulting in mood instability.  This can also manifest in dissociation and heightened pain perception.  We ruminate about the past and worry about the future, instead of being able to enjoy the present. 
  • Intrusive thoughts: Self-criticism overshadows motivation and confidence, and we become self-aware and distracted by negative thoughts and feelings.  Some use acquired habits to distract from this. Our confidence, motivation and social interaction suffer as a result.

The primary issue of trauma affects brain areas that are activated during empathy and forgiveness.  With these two qualities impaired, our emotional life suffers, as do our social capacities.  With neurofeedback training, we can restore functionality of these brain areas.  Another reason this is important is because we do not want to become oppressors ourselves.  As we lose our sense of emotional investment in our surroundings, we become careless with regard to others’ feelings and needs.  

Implicitly, we are now capable of unintended yet real behaviour patterns that can harm others, as we become deaf to feedback.  Not only has trauma affected us, it now makes us perpetrators that pass it on. 

Besides reduced social interaction and a less meaningful emotional life that is now more self-centred – and with the wrong type of therapy, becomes self-indulgent and self-perpetuating – we can experience a physical withdrawal from our environment.  Dissociation can be momentary and intense, or subtle and ongoing to the extent that we are not even cognisant of it.  Either way, our bodies retreat from sensations, analogous to our emotional withdrawal.  

Many therapies aim to revive our sense of ownership of our bodies, and thus ultimately our life and future, by training our body awareness in various ways.  Realising that our bodies are steered by our mind, specifically our cortex, we can train the relevant brain areas that govern our body perception and movement execution.  

Neurofeedback training effectively complements these approaches by directly treating the areas involved in perception and interaction with our surroundings.

One of the first manifestations of trauma is in our bodies.  Aside from heightened physiological arousal, a form of paralysis can override our natural motions and postures.  Stress, and pain ensue, which can often be felt all around the body.  Fibromyalgia is a variant of this phenomenon, as are headaches, chest pains, and chronic fatigue.  

There are many techniques for combating this form of physical dissociation.  Neurofeedback complements these by training the brain areas that instruct the body to behave in this undesirable way.  It is a holistic approach, and we restore overall calming while providing the brain with rational and emotional capacity to overcome its challenges.  

An inability to self-nurture – creating an emotional safe-space around us – and self-soothe – being able to talk ourselves down rationally from a situation, thus resulting in mood instability.  This can also manifest in dissociation and heightened pain perception, fibromyalgia and chronic fatigue.  We ruminate about the past and worry about the future, instead of being able to enjoy the present.  

Our autonomic nervous system is primed to produce sympathetic nervous system responses, or fight-flight-freeze mode.  This wears us down, as it is more energy intensive, our recuperation periods are shortened and we can even become used to the adrenalinergic buzz of being in hypervigilant overdrive.  It becomes a safe space.  Our pain perception is altered and fluctuates between numbness and hypersensitivity.  Deprived of a ‘calm’ reference state, we become vulnerable to overattributing emotions to sensations.    

Dissociation is another phenomenon that can ensue, and this can be subtle and paroxysmal.  Engagement of defensive mechanisms is triggered pre-, or subconsciously.  This can compromise our ability to rationally self-soothe – the role of our prefrontal cortex.  Instead, our limbic system is primed.  We also lose our emotional sense of safety.  The integrity of our Default Mode Network is challenged, as is the natural transition between its activation and that of the Task Positive Network.  We are less able to regulate engagement with our environment and the neurological basis for our sense of self is under threat.

There are distinct brain areas regulating pain, physical sensations and our self-awareness, and we can train these with neurofeedback.  We can also train brain areas with strong connections to sub-cortical structures that regulate our autonomic nervous system, including the amygdala and our reticular activating (or limbic) system.  Our brain is ultimately in charge of trauma response, and with neurofeedback we can assess vulnerability to its various submodalities, and address these with training.  This is evidence-based and effective. 

See here for more information on Neurofeedback and Trauma.

Дислексия часто проявляется вместе с СДВ/СДВГ и другими поведенческими проблемами. С помощью нейрокарты Kaiser мы можем оценить уязвимости, а затем обучить их с помощью персонализированной тренировки мозга.

 

Дислексия — это нарушение способности понимать написанные и напечатанные слова или фразы, которым страдают 10–20% населения как мужского, так и женского пола. Расстройство может привести к трудностям в обучении, плохой успеваемости, стигматизации и последующим поведенческим проблемам.

 

Хотя это часто классифицируется как инвалидность, у этого человека есть свои сильные стороны: креативность, способность решать сложные проблемы, неортодоксальные подходы к идеям и проектам, а также более отстраненная способность применять логическое мышление — вот некоторые из них. Тем не менее, это заболевание может ухудшить школьное и социальное функционирование, замедлить взросление и существенно повлиять на уверенность в себе и самооценку.

«Взяла книгу и начала читать! Никогда прежде мне не удавалось заинтересовать ее чтением» — Мать Анны (9)

There are multiple types of dyslexia and neurofeedback can help with many aspects

Существуют нейронные корреляты с дислексией, которые мы можем тренировать с помощью нейробиоуправления.

 

Чтение и понимание задействуют несколько областей мозга, а также их бесперебойную связь. У нас есть зона Вернике для понимания и Брока для порождения речи. Кроме того, существуют области, участвующие в секвенировании, визуальном распознавании, фокусировке и внимании, а также контекстуализации или синтаксическом распознавании предмета, а также различные области, связанные с памятью.

 

Важно отметить, что существуют разные типы дислексии. Карта мозга показывает нам, какие области мозга аритмичны.

 

С помощью нейробиоуправления мы тренируем области мозга, участвующие в обработке зрительных и слуховых сигналов; Память; сосредоточенность и внимание; синтаксис и контекст; последовательность и организация. Мы также тренируем связи между этими областями. Подход целостный: мы работаем над базовыми сетями и их интеграцией друг с другом.

Исследования нейробиоуправления и дислексии

Research has shown that neurofeedback training can improve reading ability and phonolocigal awareness deficit in children with reading disabilities, as well as improvements in spelling.  

For a summary of 18 neuroscientific research studies on language learning impairment produced until 2015, see here

Фибромиалгия часто связана с травмой и проявляется другими симптомами, такими как тревога, нарушение регуляции настроения и проблемы со сном. Нейроуправление является научно обоснованным методом лечения многих из этих сопутствующих заболеваний.

 

Неуловимый источник боли при фибромиалгии может привести к неправильному диагнозу и часто к скептицизму со стороны медицинских работников, что усугубляется отсутствием конкретных вариантов лечения. Это может еще больше подорвать уверенность больного в себе, поскольку он сталкивается с сомнениями и непониманием. С помощью нейробиоуправления мы применяем целостный подход, стабилизируя сеть режима по умолчанию, тем самым восстанавливая здоровое самоощущение; помогает справиться с усугубляющими факторами, такими как проблемы со сном и мотивацией, а также тревоги. Было доказано, что нейробиоуправление эффективно при травмах и посттравматическом стрессе.

Пациенты с фибромиалгией сообщают о значительном уменьшении выраженности боли и помех, выраженности симптомов фибромиалгии, латентности сна и устойчивого внимания после восьми недель обучения нейробиоуправлению.

 

Отдельное исследование обнаружило значительное улучшение когнитивной дисфункции, усталости, боли, сна, депрессии и общего уровня активности у больных фибромиалгией, что еще раз иллюстрирует изнурительные сопутствующие заболевания этого состояния.

 

У пациентов с фибромиалгией наблюдалось снижение усталости, депрессии и тревоги на 82%, а также улучшение социального и физического функционирования; эти последствия были поддержаны. В другом исследовании фибромиалгии с использованием различных протоколов нейробиоуправления было достигнуто улучшение на 39%, а в другом — на 55%. Обучение нейробиоуправлению улучшило функциональные связи в соматомоторных областях, что привело к уменьшению воздействия фибромиалгии и болевых симптомов и улучшению качества жизни.

 

Люди, страдающие хронической болью в результате травмы спинного мозга, обнаружили немедленный и длительный эффект на интенсивность боли от тренировок по нейробиоуправлению.

Самокритика затмевает мотивацию и уверенность, и мы начинаем осознавать себя и отвлекаться на негативные мысли и чувства. Некоторые используют приобретенные привычки, чтобы отвлечься от этого. В результате страдает наша уверенность, мотивация и социальное взаимодействие.

 

С помощью карты мозга мы можем выявить уязвимость к различным механизмам самоуничижения, начиная от мыслей, привычек и регулирования настроения и заканчивая действиями и самопринятием. С помощью нейробиоуправления мы тренируем основные сети, отвечающие за наше самоощущение, а также области мозга, связанные с неблагоприятным поведением и сенсорной интерпретацией.

Клиенты сообщают, что чувствуют себя более приземленными, спокойными и оптимистичными. Нейроуправление использует целостный подход, и мы обычно также работаем над областями, связанными с продуктивностью и мотивацией.

Менопауза может иметь неблагоприятные симптомы когнитивного и психического здоровья. Это особенно трудное время для воспитания детей с сильными эмоциональными потребностями, поскольку они одновременно вступают в период полового созревания. В идеале мы хотели бы быть заземленными и иметь возможность предложить поддержку, пока мы сами переживаем период преобразований.

 

Было доказано, что тренировка нейробиоуправления является эффективным, неинвазивным и не требующим медикаментозного лечения многих проблем психического здоровья, вызванных или усугубляемых менопаузой.

 

Это дополнительная терапия, и представленные доказательства основаны на общей применимости, а не на конкретной менопаузе.

Менопаузальный переход часто сопровождается проблемами настроения, памяти и сна.

 

Управление симптомами становится важным, чтобы избежать кумулятивных эффектов, приводящих к когнитивным нарушениям.

Симптомы, возникающие во время менопаузы, включают:

 

 – увеличение веса и проблемы с осознанием тела

 

 – беспокойство

 

 – депрессия

 

 – сексуальная дисфункция и нарушение самоощущения

 

 – нарушение сна

 

 – туман в мозгу: проблемы с вниманием и рабочей памятью

 

 – вазомоторные нарушения: приливы, ночная потливость.

Персонализированная тренировка мозга направлена на восстановление здорового самоощущения путем работы с областями мозга, которые являются основой нашей индивидуальности, и воздействуя на области, способствующие тревоге, регулированию настроения, сну, памяти и физиологической саморегуляции.

 

Процесс доставляет удовольствие: во время просмотра фильма мы получаем в реальном времени данные о работе определенной области мозга. Обратная связь осуществляется посредством небольших изменений громкости, которые наше предсознание понимает и использует для корректировки своего поведения, тем самым учась быть более эффективными. Результатом является чувство спокойствия и уверенности в себе, улучшение концентрации внимания, мотивации и сна. Ответную реакцию обычно можно оценить в течение нескольких сеансов.

Депрессия, биполярное расстройство, регуляция настроения и мотивация

С нейронной точки зрения существует множество факторов, способствующих депрессивным тенденциям. Карта мозга позволяет нам идентифицировать возможные корковые факторы, и мы можем тренировать важные нейронные центры, которые влияют на нашу способность регулировать настроение.

 

В этом смысле нейробиоуправление — это метод лечения депрессии нового поколения. Мы стремимся избегать зависимости от лекарств, особенно с раннего возраста.

 

Эффективность нейробиоуправления при лечении депрессии хорошо документирована. Эффекты оказались сильными и продолжительными. Работа над депрессией помогает нам восстановить чувство безопасности в мире и часто коррелирует с нашей способностью засыпать.

Существует множество причин депрессии, и нейробиоуправление помогает справиться с каждой из них:

 

 – регуляция и стабильность настроения

 

 – мотивация и продуктивность

 

 – сон и эффективное восстановление сил

 

При персонализированной тренировке мозга мы применяем целостный подход: во время тренировки нейробиоуправления задействуются ключевые нейронные сети, отвечающие за наше самоощущение, за концентрацию и продуктивность, а также за регуляцию настроения. Этот процесс неинвазивный и не требует медикаментозного лечения, а также доставляет удовольствие, поскольку мы используем фильмы для встраивания обратной связи.

 

Биполярное расстройство поражает каждого пятого человека, страдающего депрессией. Опять же, мы можем воздействовать на области мозга, ответственные за поддержание стабильности, и способствовать успокоению, что особенно важно во время маниакальных эпизодов, стремясь таким образом избежать психоза. Кроме того, учитывая, что более чем двум третям людей, страдающих биполярным расстройством, изначально ставят неверный диагноз, выявление наличия неспецифических нейромаркеров может помочь (но не заменить) процесс диагностики.

Neurofeedback helps motivation by training dopamine pathways in the cortex

The US National Library of Medicine records over 140 peer-reviewed research papers on neurofeedback and depression, with a significant recent rise in research attention to this non-invasive, drug-free treatment method.  Here are some excerpts of the scientific evidence supporting neurofeedback for depression.  Note the diversity of brain areas involved, suggesting that depression need not have a single nor consistent source, and the comorbidities often found: 

Dr. Corydon Hammond finds in his 2005 paper, “Neurofeedback Treatment of Depression and Anxiety” that neurofeedback training results in “enduring improvements approximately 80% of the time”, with most perceiving a difference after between three and six sessions; a “very significant improvement” after 10-12 sessions, and more so after over 20 sessions.  

Twenty sessions of neurofeedback training led to a significant improvement in sleep, anxiety and depression evaluations.  The same disorders plus inattention showed significant improvements when conducting ten or more sessions in a naturalistic setting.   

Neurofeedback improved depressive symptoms in Major Depressive Disorder (MDD) patients, with significant decrease in anxiety and clinical illness severity noted as a result of the training.   Cognitive depression was reduced here.  Anhedonia and comorbid anxiety in MDD were also improved in this recent studyCognitive impairment during MDD is recognised and neurofeedback treatment advocated.  Its effectiveness on a variety of cognitive functions in MDD such as working memory, attention and executive functions is established.   

Neurofeedback is recognised as a next-generation treatment for Major Depressive Disorder. 

Increased happiness ratings, mood improvements and decrease in anxiety was documented with related increased activity in specific brain areas.  Cognitive-affective brain areas as neural targets for treating depression are recognised here, while higher-order visual areas are implicated in this study that recognises that neurofeedback training can reduce depressive symptoms by over 40%.   Further success in treating MDD with comorbid anxiety symptoms was documented here, training specific brain areas.

Sub-threshold depression was improved in college students and recommended as an effective new way for college students to improve self-regulation of emotion.  

Rumination, a maladaptive emotional-regulation strategy, was found to have a neurological basis that was successfully reduced while ameliorating depression.  The tendency to preferentially attend to negative stimuli in the world and negative thoughts in mind during depression was found to be controllable with neurofeedback.  Ruminative processes and avoidance when dealing with autobiographical memories were attributed to specific brain areas and recognised as contributing to Major Depressive Disorder, promoting neurofeedback training as a depression treatment.  Similar brain areas when trained with neurofeedback resulted in improvements in self-esteem.   

Training brain areas responsive to negative stimuli decreased negative cognitive biases in MDD, showing greater decrease in self-reported emotional  response to negative scenes and self-descriptive adjectives.  Neurofeedback training is also able to improve processing of positive stimuli in MDD patients.  Another recent study achieved significant improvements in reducing the severity of depression and rumination in MDD training a different brain area.  Lasting effects of reinforcement learning of better brain habits on rehabilitating emotion regulation in depression through neurofeedback were found.  Depressive symptoms were alleviated consistently

The treatment resistance of recurrent depression is linked to rigid negative self-representations during an identity formative period in adolescents, with potential lifetime repercussions.  The study finds neurological evidence for which it recommends neurofeedback interventions.  Significant and lasting improvements following neurofeedback training were discovered in another study on Treatment Resistant Depression (TRD).  Significant reduction in depression symptoms were reported after four neurofeedback sessions in patients showing no response to current pharmacological or psychological therapies for depression.  

Post-operative depression and anxiety, pain, difficulties sleeping and attention and memory problems were resolved in 20 neurofeedback sessions.  The 45-year old female was able to return to work subsequently.   Cancer patients found non-invasive, drug-free neurofeedback to ameliorate pain, fatigue, depression and sleep.  Chronic Stroke victims found neurofeedback therapy to reduce anxiety and depression level while improving motor, verbal and cognitive skills. 

Opiate addicts treated additionally with neurofeedback showed greater improvement in depression and somatic symptoms, and relief from withdrawal, as did cocaine addicted individuals. 

Multiple Sclerosis sufferers saw depression, fatigue and anxiety reduced, and the results were maintained at a 2-month follow-up. 

Elderly patients found a significant improvement of their depression condition following neurofeedback treatment.   

Surgery Residents with burnout and depression saw a return to a more efficient neural network following neurofeedback training. 

Neurofeedback has been shown to improve sleep quality and sleep onset as early as 1982, with substantially more research interest confirming this in recent years, also in relation with pain and seizures.

Neurofeedback was shown to additionally benefit patients undergoing Cognitive Behavioural Therapy. 

 

Проблемы с моторикой, диспраксия, тики, заикание, болезнь Туретта.

Наш мозг контролирует наши движения. Нарушение регуляции функциональных связей при аутизме может повлиять на многие области мозга, участвующие в планировании и выполнении двигательных действий. С помощью нейробиоуправления мы можем тренировать эти области для улучшения симптомов на научно обоснованной основе.

 

В координации движений участвуют различные корковые и подкорковые области мозга. С помощью нейробиоуправления мы тренируем кору головного мозга. Многие области коры имеют глубокие связи с базальными ганглиями и мозжечком, и похоже, что мы тренируем эти более глубокие структуры неявно.

 

По нашему опыту, с помощью тренировки нейробиоуправления можно решить следующие проблемы:

 

 – двигательные проблемы, такие как диспраксия и отсутствие координации.

 

 – заикание и речеобразование

 

 – лицевые тики

 

 – неконтролируемые, навязчивые движения и действия.

 

Карты мозга до и после подтверждают эти выводы; исследования до сих пор были сосредоточены на нейромаркерах этих явлений и предлагают нейротерапию в качестве дополнения к традиционным методам лечения.

 

Синдром Туретта может включать в себя многие из вышеперечисленных проблем, а также отсутствие исполнительного контроля, и этот аспект, как мы видим, существенно улучшился благодаря тренировке нейробиоуправления.

Neurofeedback can help with stutter, motor coordination issues, facial tics and dyspraxia

Карты мозга до и после подтверждают эти выводы; исследования до сих пор были сосредоточены на нейромаркерах этих явлений и предлагают нейротерапию в качестве дополнения к традиционным методам лечения.

 

Синдром Туретта может включать в себя многие из вышеперечисленных проблем, а также отсутствие исполнительного контроля, и этот аспект, как мы видим, существенно улучшился благодаря тренировке нейробиоуправления.

Нейроуправление — эффективный, научно обоснованный метод уменьшения мигрени.

 

Источник и явление мигрени неуловимы. Предполагается, что элементы в стволе мозга, составляющие часть нашей ретикулярной активирующей системы, являются генераторами. Обучение нейробиоуправлению направлено на то, чтобы это успокоить.

 

Исследования обнаружили корковые различия у больных мигренью, что дает нам возможность тренировать соответствующие области мозга. Примечательно, что они включают в себя части сети режима по умолчанию, которую мы стремимся укрепить с помощью нейробиоуправления.

 

Персонализированная тренировка мозга использует целостный подход, и мы ищем сопутствующие симптомы, такие как посттравматическое стрессовое расстройство, проблемы со сном, регуляцию настроения, концентрацию и внимание, а также тревогу, чтобы улучшить их. Нейроуправление – это научно обоснованный подход к решению этих проблем.

 

Мигрень может быстро отреагировать, хотя часто процесс может затянуться; В то же время должны реагировать вторичные симптомы, такие как сон, регуляция настроения, сосредоточенность и тревога. Обычно это становится ясно в течение первых нескольких сеансов.

Навязчивые идеи и компульсии — это модели поведения, которые мы можем наблюдать, и которые сами по себе кажутся патологическими или нетрадиционными. Однако то, что лежит в основе их мотивации, может быть гораздо более зловещим, чем то, что кажется на первый взгляд. Часто для человека это способ управлять внутренним мыслительным процессом или попытаться уничтожить его, который он может осознавать или не осознавать. Мы стремимся разорвать этот порочный круг: как внутреннюю спираль, так и физические проявления (обсессивные/компульсивные модели поведения), которые сами по себе могут спровоцировать дальнейшие проблемы психического здоровья и социальные проблемы.

 

Существуют разные нейронные корреляты для различных типов поведения ОКР, что подтверждает, что это не единая патология. С помощью карты мозга мы можем обнаружить аритмию и тренировать соответствующие области с помощью нейробиоуправления.

 

Определение обсессивно-компульсивного расстройства дано в последнем справочнике по психопатологиям DSM-5, как указано ниже. В целях обращения за помощью и лечением с помощью нейробиоуправления, метода дополнительной терапии, нас меньше интересует, помещать ли кого-то в корзину – может существовать огромное совпадение с другими определенными патологиями, которые включают депрессию, тревогу, проблемы с осознанием тела, психотическое поведение. а также спектры аутизма и шизофрении.

 

Скорее, мы ищем уязвимости, выраженные в нейрокарте Кайзера, и обучаем их соответствующим образом.

Сопутствующие заболевания ОКР

ОКР чаще всего проявляется рядом других проблем психического здоровья. С помощью нейробиоуправления мы можем устранить большинство этих симптомов научно обоснованным и безмедикаментозным способом.

 

Около двух третей страдающих ОКР также страдают депрессией. Одна пятая страдает тревожным или паническим расстройством. Регуляция настроения, СДВГ, травмы и злоупотребление психоактивными веществами затрагивают десять процентов, а также расстройства осознания тела. Тики и аутизм могут возникнуть у каждого двадцатого.

OCD is Obsessive Compulsive Disorder and has significant overlap with many mental health comorbidities, such as ADHD, anxiety, body dysmorphia, tics, depression, autism and schizophrenia, and we can threat these with neurofeedback training

DSM-5 Definition of OCD

The presence of obsessions, compulsions, or both  AND the obsessions or compulsions are time consuming (e.g., take more than one hour per day) or cause clinically significant distress or impairment in social, occupational, or other important areas of functioning AND the disturbance is not due to the direct physiological efects of a substance (e.g. drug of abuse, a medication) or a general medical condition AND the disturbance is not better explained by the symptoms of another mental disorder

(1) Recurrent and persistent thoughts, urges or images that are experienced, at some time during the disturbance, as intrusive, unwanted, and that in most individuals cause marked anxiety or distress; and (2) The individual attempts to ignore or suppress such thoughts, urges or images, or to neutralise them with some thought or action (i.e., by performing a compulsion).

(1) Repetitive behaviours (e.g. hand washing, ordering checking) or mental acts (e.g., praying, counting, repeating words silently) that the person feels driven to perform in response to an obsession, or according to the rules that must be applied rigidly; and (2) the behaviours or mental acts are aimed at preventing or reducing distress or preventing some dreaded event or situation; however these behaviours or mental acts either are not connected in a realistic way with what they are designed to neutralise or prevent or are clearly excessive.

 

Behaviour patterns we can seek to address with neurofeedback training include the following: 

 –  excessive worriesintrusive thoughts and ruminations

 – guilty ruminations and negative outlook

 – preoccupation with self and appearance

 – substance abuse issues

 – inappropriate risk taking, impulse-control and lack of inhibition

 – social awareness and invasive behaviour

 – hallucinations, delusions and excessive internal dialogue

 – repetitive restrictive behaviour

 – letting go – emotional and physical hoarding.

Восприятие боли имеет нейронные корреляты: существуют области мозга, которые управляют нашей внимательностью к знакам, которые подает нам наше тело.

 

В первую очередь, эти признаки являются реальными сообщениями о том, что что-то не так и с этим нужно разобраться. Медицинская помощь должна найти решение этой проблемы.

 

Иногда в этом контексте восприятие боли может стать иррациональным, и с помощью тренировки нейробиоуправления мы можем помочь мозгу выработать более разумный подход к интерпретации такого стимула.

 

Синдром постуральной тахикардии (СПТ) был впервые описан в 1940-х годах, уточнен в 1993 году и, наконец, получил конкретный диагностический код в октябре 2022 года. Он характеризуется непереносимостью физической нагрузки и близкими обмороками при стоянии, учащенным пульсом (тахикардией) на 30-40 ударов в минуту в течение 10 минут стояния, усталость, беспокойство и головокружение. Группа симптомов, составляющих PoTS, которую часто ошибочно диагностируют как хроническое тревожное или паническое расстройство, имеет биомаркер и все чаще считается аутоиммунным расстройством, а не только дисфункцией вегетативной нервной системы. В частности, были обнаружены повышенные уровни цитокинов и хемокинов, характерных для врожденного иммунного состояния, аналогичного аутоиммунным заболеваниям, таким как рассеянный склероз, псориаз, диабет 1 типа, ревматоидный артрит (РА) и системная красная волчанка (СКВ).

 

Это заболевание поражает женщин в пять раз чаще, чем мужчин, в основном в возрасте от 15 до 25 лет, причем только в США им страдает более одного миллиона человек. Симптомы PoTS могут сохраняться в течение многих лет, хотя у половины пациентов ортостатические симптомы и функциональные нарушения исчезают в течение пяти лет, а у большей части пациентов — в течение 1-2 лет. По оценкам, у 2–14% пациентов с Covid развивается PoTS, в то время как 30% пациентов с длительным Covid, особенно женщины, соответствуют диагностическим критериям.

 

Клиент, у которого появились симптомы, подобные PoTS, выздоровел в течение трех месяцев после начала обучения нейробиоуправлению до такой степени, что тахикардия была полностью под контролем, а тревога существенно уменьшилась. Клинические исследования должны будут доказать корреляцию. Примечательно, что физические симптомы, ранее приводившие к потере трудоспособности, стали управляемыми за относительно короткий период времени. Этот результат обнадеживает, особенно в отношении скорости и степени выздоровления, а нейробиоуправление доказало свою эффективность при тревоге. Кроме того, у этого человека с помощью кЭЭГ можно было обнаружить и другие неврологические проблемы.

Синдром беспокойных ног (СБН) поражает около 5% населения. Это серьезное хроническое заболевание, характеризующееся болезненными позывами двигать конечностями. Это облегчается только при ходьбе и может повлиять на способность засыпать, а также на концентрацию во время выполнения сидячих задач, например, работы в офисе.

 

Лечение часто включает прием лекарств, влияющих на уровень дофамина или норадреналина. Многие считают это решительным, регулярным и даже постоянным вмешательством.

 

По нашему опыту, нейробиоуправление помогает уменьшить и устранить симптомы беспокойства в ногах у многих клиентов. Фактически, при оптимизации частоты тренировок во время сеанса нейробиоуправления было замечено, что симптом исчезал, когда это было обнаружено. Последующее небольшое отклонение снова приведет к возобновлению симптома, но снова утихнет после возвращения к оптимальной частоте тренировок. Это говорит о том, что синдром беспокойных ног очень чувствителен и восприимчив к тренировке нейробиоуправления.

 

Чтобы иметь шанс на постоянство, рекомендуется провести двадцать сеансов нейробиоуправления. Стоимость этого очень выгодно отличается от раздражения, которое вызывает невылеченный СБН. Это включает в себя недостаток сна, что приводит к раздражительности, снижению производительности и потенциальным побочным эффектам, если выбран путь приема лекарств.

Шизофрения включает в себя широкий спектр расстройств мышления, которые в конечном итоге влияют на способность человека делиться реальностью с другими. Причинами могут быть травмы, эмоциональные или физические; употребление наркотиков; стресс; генетика.

 

С помощью нейробиоуправления мы стремимся восстановить здоровое самоощущение; гибкость социального мозга; и облегчить сопутствующие заболевания, такие как навязчивые мысли, расстройства настроения, проблемы с концентрацией и вниманием, паранойю и тревогу; и психоз.

 

Тренировка нейробиоуправления может улучшить функциональные связи и укрепить тракты белого вещества, которые при шизофрении нарушаются.

 

Каждый человек индивидуален: с помощью нейрокарты Кайзера мы оцениваем индивидуальные уязвимости и тренируем их с помощью нейробиоуправления. Персонализированная тренировка мозга позволяет человеку раскрыть свой гений на взаимной основе.

 

Нейроуправление не требует медикаментозного лечения, неинвазивно и основано на фактических данных.

Schizophrenia fMRI Brain shows diminished Default Mode Network Difference
Diminished Default Mode Network functionality in Schizophrenia per fMRI

Хотя между людьми, страдающими шизофренией, есть определенные общие черты, не существует двух одинаковых мозгов. На основе карты мозга мы можем выявить конкретные уязвимости и работать над ними конкретно.

 

Обучение нейробиоуправлению может помочь восстановить целостность сети режима по умолчанию, нейронной основы «я», а также переключение между самореферентными состояниями и активными режимами (центральная исполнительная и заметностная сети).

 

Эмоциональная саморегуляция может быть улучшена, а беспокойство, депрессия, проблемы со сном и концентрацией облегчены.

 

Нейроуправление может успокоить мозг и помочь управлять «Голосами», а также другими областями, склонными к чрезмерному воздействию внешней силы. Значительное снижение слухо-вербальных галлюцинаций (СВГ) было достигнуто с помощью тренировки нейробиоуправления.

 

Психоз – это состояние, которое может возникнуть и рецидивировать у людей с диагнозом шизофрения, биполярное расстройство, травма и нейродегенеративные состояния. Однако обратите внимание, что это не является необходимым условием для любого из них.

 

Дэниел Вебстер из Neurofeedback Лондон-Брайтон имеет обширный опыт работы с пациентами с шизофренией. Исследования и опыт показали эффективность нейробиоуправления при шизофрении и различных сопутствующих заболеваниях (см. другие вкладки).

Психоз

Особенностью психоза является состояние ума, при котором все сенсорные стимулы интерпретируются как направленные на самого себя.

 

Хотя для младенцев и детей естественно интерпретировать мир таким образом, мы вырастаем из этого образа в возрасте от 3 до 5 лет. Мы можем помочь этому важному этапу взросления с помощью тренировки нейробиоуправления.

 

Повзрослев, мы начинаем понимать, что не все, что происходит в мире, направлено против нас самих.

 

Ощущение, будто все направлено на нас, приводит к тревоге и/или глубокой депрессии и омрачает наше взаимодействие с другими людьми.

 

Это также снижает нашу способность воспринимать другие точки зрения, учитывать разные точки зрения и приспосабливаться к позициям других. Это снижает самосознание людей и, следовательно, понимание необходимости изменений и улучшений, создавая еще одно препятствие на пути к улучшению.

 

Потрясения, такие как травмы, употребление наркотиков (в частности, марихуаны и кокаина) и изоляция (например, изоляция), могут заставить нас вернуться в это детское состояние, даже если мы этого не заметим.

 

Психоз – это состояние, которое может возникнуть и рецидивировать у людей с диагнозом шизофрения, биполярное расстройство, травма и нейродегенеративные состояния. Однако обратите внимание, что это не является необходимым условием для любого из них.

Шизофрения включает в себя широкий спектр расстройств мышления, которые в конечном итоге влияют на способность человека делиться реальностью с другими. Причинами могут быть травмы, эмоциональные или физические; употребление наркотиков; стресс; генетика.

 

С помощью нейробиоуправления мы стремимся восстановить здоровое самоощущение; гибкость социального мозга; и облегчить сопутствующие заболевания, такие как навязчивые мысли, расстройства настроения, проблемы с концентрацией и вниманием, паранойю и тревогу; и психоз.

 

Каждый человек индивидуален: с помощью нейрокарты Кайзера мы оцениваем индивидуальные уязвимости и тренируем их с помощью нейробиоуправления. Персонализированная тренировка мозга позволяет человеку раскрыть свой гений на взаимной основе.

 

Нейроуправление не требует медикаментозного лечения, неинвазивно и основано на фактических данных.

 

Шизофрения — неуловимый термин: его определение допускает широкую субъективную интерпретацию и напоминает почти «другую» категорию психических расстройств, не имеющих более строгого определения в других местах. Независимо от того, является ли перекрытие и/или коморбидность, нижеследующее обращается к феномену, возникающему в результате аритмии ключевых узлов сети режима по умолчанию и, следовательно, дезинтеграции неврологического определения «я». Навешивание ярлыков может иметь пагубные последствия для самооценки человека и рискует вызвать более серьезные симптомы и проявления, чем те, которые наблюдались на самом деле.

 

При шизофрении нарушается формирование нейронной основы «я», сети режима по умолчанию, а также ее способность антикоррелировать с центральной исполнительной сетью. Ключевые узлы этих сетей часто аритмичны, что влияет на способность успокаиваться и заботиться о себе.

 

Расстройства мышления, бред или галлюцинации являются признаками недостаточного взаимодействия с внешним миром. У них есть нейронные корреляты, которые мы можем обнаружить с помощью нейрокарты Кайзера, а затем обучить с помощью нейробиоуправления.

 

Возникает множество других патологий, в том числе травмы, нарушение регуляции настроения, проблемы со сном и концентрацией внимания, а также другие расстройства личности, которые могут развиться из-за разрушения социального мозга.

 

С помощью нейробиоуправления мы стремимся восстановить социальную функциональность, возвращая человека в благотворный цикл утверждения и продуктивности с другими.

 

Дэниел Вебстер проводил недельные интенсивы с клиентами, в ходе которых был достигнут значительный прогресс в уменьшении симптомов психоза и травм. Это можно было установить с помощью Kaiser Neuromaps до и после лечения, подтверждая положительные изменения функциональных связей. Это было когнитивно подтверждено клиентами и их семьями.

 

Нейроуправление является формой дополнительной терапии и работает вместе с лекарствами и психотерапией, а также с успокаивающими подходами, направленными на ресоциализацию и максимизацию межличностных функций.

Одним из первых открытий, сделанных в области ЭЭГ пятьдесят лет назад, в 1972 году, была способность повышать устойчивость к приступам посредством нейробиоуправления.

 

Анализ исследований показал, что у 82% испытуемых наблюдалось значительное (более 30%) уменьшение приступов, в среднем на 50%.

 

Обзор исследований 2009 года показал, что оперантное кондиционирование ЭЭГ приводит к значительному снижению частоты приступов.

 

Барри Стерман смог вылечить 23-летнюю женщину-эпилептика от припадков, используя свою тренировку SMR-биологической обратной связи в течение двух с половиной лет.

 

Другой пионер этой области, Джоэл Любар, достиг аналогичных результатов.

 

По нашему опыту, нейробиоуправление во многих случаях улучшало устойчивость к приступам и всегда было полезно при лечении вторичных последствий психического здоровья. Всегда следует обращаться за медицинской помощью, а источники могут быть разнообразными и неуловимыми.

Импульсивная агрессия иногда может стать направленной на себя. Это иррациональное побуждение часто возникает, когда аутичный ребенок не получает того, чего хочет, или чувствует себя непонятым и разочарованным. Членовредительство также может принимать форму смирения, принятия меньшего, чем он того стоит, и, таким образом, отрицания себя в признании и возможностях.

 

Нейроуправление успокаивает разум, и мы можем воздействовать на области мозга, способствующие возникновению мыслей о причинении себе вреда и навязчивым мыслям.

 

Мы стремимся улучшить самоощущение, уменьшить тревогу и повысить уровень торможения, одновременно уменьшая самонаправленную импульсивную агрессию.

«Самовредительство» может принимать разные формы, но помимо физических проявлений (например, порезы, мысли о самоубийстве или даже действия) оно может быть и более тонким:

 

 – Принятие меньшего, чем мы стоим, чрезмерное и неоправданное согласие на предполагаемые требования других, когда это совсем не в наших собственных интересах, самоуничижение.

 

 – неумение отстаивать свою позицию и потребности часто упускается из виду и может быть очень вредным для развития человека, особенно если оно повторяется и закрепляется в черте характера.

 

С помощью нейрокарты Кайзера мы можем обнаружить уязвимость к такому поведению, включая суицидальные тенденции или мысли.

 

Это не диагноз и неспецифический, поскольку аритмия ответственных за это областей мозга является необходимым, но не достаточным условием. Тем не менее, это заслуживающий внимания вывод, который может помочь предотвратить худшие последствия путем повышения осведомленности и вмешательства.

 

С помощью обучения нейробиоуправлению мы помогли подросткам, причиняющим себе вред, перейти от «резок» и диссоциации к вовлеченным молодым людям, которые способны стоять на своем, зрело справляться с неудачами и принять чувство принадлежности к сообществу.

 

Нейроуправление является дополнительной терапией, и в случаях членовредительства следует обращаться за медицинской помощью.

Наш мозг интерпретирует все сенсорные стимулы как направленные на нас самих. Мы теряем способность различать, что направлено на нас, а какие вопросы или взаимодействия нас не касаются. Это настраивает нас на приступы паники и, в конечном итоге, на психоз. Это также означает, что мы становимся уникальными в своей перспективе и неспособны принять другие точки зрения.

 

В идеале нам хотелось бы иметь здоровое чувство отстраненности и способность принимать другие точки зрения, в то же время будучи свободными для развития и защиты своей собственной. Это контрастирует с состоянием, когда мы чувствуем, что каждый сенсорный стимул направлен на нас. Это также отличается от диссоциации, когда мы не чувствуем себя частью ситуации или даже своего тела. Скорее, речь идет о способности различать то, что направлено на нас, и какие другие динамики в комнате нас не касаются. Мы также хотим, чтобы этот процесс был инстинктивным, то есть предсознательным и эффективным, чтобы нам не приходилось тратить сознательные ресурсы и время, которые отвлекают нас от текущего момента.

Крайним примером является ситуация, когда мы чувствуем, что вокруг нас происходит слишком много всего, и в ответ нам приходится выключать музыку, взрывать окружающую среду или, что еще хуже, отступать к молчаливому принятию и самоуничижительным мыслям. Мы даже можем чувствовать, что люди говорят о нас, и убеждены, что мы — центр любой ситуации. Это вызывает сильный стресс, приводящий к тревоге и часто глубокой депрессии. Это также может привести к психозу, для которого такое состояние ума является необходимым, но недостаточным условием.

 

С помощью нейробиоуправления мы можем восстановить способность мозга к эффективной саморегуляции.

«Прошлой ночью я чувствовал себя таким спокойным! И спал так, будто между мной и кроватью были магниты. 10 часов подряд».
«Спал как убитый».
«С тех пор, как я начал заниматься нейробиоуправлением, мои мечты вернулись!»
Показания клиента.

Сон – это место, где мы восстанавливаемся – физически, умственно, эмоционально.

 

Это сложный процесс, в ходе которого на разных стадиях мозг вводит разные модели поведения. Медленный сон — это место, где наше тело восстанавливается; Быстрый сон — это время, когда мы перевариваем дневной опыт, закрепляем то, что узнали, и позволяем нашему мозгу обрабатывать воспоминания и впечатления.

 

В идеале мы хотели бы иметь возможность выключиться, как только будет комфортно, погрузиться в глубокий сон и проснуться отдохнувшими и энергичными. Если страдает наш сон, страдают и наша концентрация, продуктивность, физические способности и эмоциональная гибкость.

 

Еще в 1982 году было показано, что нейробиоуправление улучшает качество сна и его наступление, а в последние годы это было подтверждено значительно большим исследовательским интересом, в том числе в отношении боли и судорог.

 

По нашему опыту, области мозга и связи, которые, как показали исследования, являются аритмичными у клиентов с бессонницей, хорошо реагируют на тренировку нейробиоуправления, помогая восстановить быстрый сон и глубину восстановления.

 

Neurofeedback improves sleep and restoration, both REM and slow wave sleep

На сон отрицательно влияют травмы и тревога. Во-первых, разум должен «отпустить», чтобы войти в более глубокие циклы сна, что является проблемой для многих. Этому могут помешать чрезмерные размышления и навязчивые мысли, а также потеря способности рационально успокаиваться. Глубина нашего сна определяется нашей способностью заботиться о себе и создавать эмоциональное «безопасное пространство». Гомеостаз на различных стадиях сна регулируется другими частями нашего мозга, в некоторых из которых все еще задействована кора. С помощью Kaiser Neuromap мы можем обнаружить аритмию в соответствующих областях мозга и соответствующим образом обучить их с помощью тренировки сети по умолчанию (вместе — персонализированной тренировки мозга).

 

Из-за проблем со сном страдает концентрация внимания и организация. На этот раз затрагиваются разные области мозга, которые мы тоже можем тренировать. Когда мы не можем сконцентрироваться и добиться наилучших результатов, мы становимся демотивированными, а наше настроение и самоощущение страдают. Опять же, есть области мозга, отвечающие за эти аспекты бытия, для которых мы снова можем обнаружить аритмию и провести тренировку нейробиоуправления. Процесс целостный: для оптимального функционирования многие компоненты должны эффективно работать вместе.

 

Нейроуправление также успешно применяется при лечении других нарушений сна, таких как сомнамбулизм (лунатизм), обструктивное апноэ во сне (если причина не физическая), спутанные пробуждения, ужасы во сне, ночные кошмары, ночной энурез (ночное недержание мочи), замедленное засыпание. фазовые расстройства, бессонница и синдром беспокойных ног. Доказательства предоставляются на конференциях практиков и еще не нашли отражения в опубликованных исследованиях. Вышеупомянутые расстройства имеют корреляты с ЭЭГ, что обеспечивает интуитивную основу для понимания того, что у нас есть шанс на лечение с помощью тренировки нейробиоуправления.

 

За начало и глубину сна отвечают разные нейронные центры. Мы можем выявить уязвимости с помощью карты мозга и обучить их с помощью нейробиоуправления, чтобы помочь восстановить здоровую гигиену сна.

 

Обычно сон — это одно из первых вещей, которые необходимо нормализовать во время тренировок по нейробиоуправлению.

 

Мы также наблюдали улучшение других состояний сна, таких как энурез и апноэ во сне.

Каждый четвертый человек с РАС невербальный, и 40% всех детей, направленных в клинику аутизма, имеют значительную задержку речи, независимо от диагноза.

 

Младенцы начинают понимать и производить отдельные слова и жесты в контексте игрового взаимодействия с 12-месячного возраста; в период 18-24 месяцев происходит быстрое расширение словарного запаса и знание правил разговорного обмена. Обычно развивающиеся дети используют язык для социального взаимодействия; это контрастирует с детьми с РАС, которые чаще используют слова для регулирования своего окружения (требования, протест), а не с коммуникативными намерениями. Несмотря на широкий диапазон языковых способностей, навыки артикуляции обычно не развиты. Существует сильная связь между языком и социальными навыками при аутизме.

 

Речевое развитие имеет множество компонентов, каждый из которых имеет нейронные корреляты, а это означает, что существуют области мозга, способствующие пониманию и воспроизведению языка, которые должны созреть и эффективно работать вместе. Это означает, что у нас есть шанс улучшить генерацию речи путем тренировки мозга, и исследования и опыт подтверждают это. Приведенное ниже исследование показывает, как мы можем помочь улучшить необходимые строительные блоки, которые способствуют развитию речевых и языковых способностей человека.

 

Речевое и языковое развитие также является функцией социальной взаимности, как в отношении инициации, так и в отношении восприятия. Поэтому его следует рассматривать не изолированно, а скорее как сопутствующий компонент улучшения эффективной синхронизации с социальной средой.

 

Персонализированная тренировка мозга использует целостный подход к улучшению социальной интеграции посредством тренировки различных функций познания и сознания, включая самоощущение, совместное внимание, теорию разума, концентрацию, регуляцию настроения, поведенческие проблемы и общение, как вербальное, так и невербальное. .

PET activation of the brain in different word tasks, showing differential activation of various language and speech networks, which we can train with neurofeedback

Исследования нейробиоуправления и речи

Neurofeedback training was shown to improve speech-in-noise perception and auditory discrimination that was applicable post training and long-lasting.  This shows that we can positively affect neural encoding of acoustic inputs in the auditory cortex, a frequent issue with autistic individuals. 

In ADHD children, neurofeedback training improved visual memory, enhanced auditory short-term memory and auditory working memory.  

Biofeedback produced better and more lasting effects than traditional therapy in behavioural dysphonia.  

Neurofeedback was shown to improve the ability to identify emotional prosodic intonations

Phonetic recognition and reading skills have been shown to improve with neurofeedback training, another important component of speech and language acquisition (see “Dyslexia”).  

Personalised Brain Training is a holistic approach; we also train brain areas relating to focus, motivation and sense of self, as well as sequencing and motor skills, all of which contribute to the development of speech.  

Мозговые карты и персонализированная тренировка мозга

Персонализированная тренировка мозга с нейробиоуправлением

Нейроуправление позволяет тренировать аритмичные участки мозга. Благодаря датчикам, удобно прикрепленным к областям мозга, которые мы хотим тренировать, мы обнаруживаем закономерности мозговых волн в режиме реального времени во время просмотра фильма. Когда эти модели неэффективны, объем на мгновение падает. Это обратная связь, которую мы даем нашему мозгу, короткая и мгновенная.

 

Область мозга, которую мы тренируем, распознает это (в то время как наше сознание сосредоточено на фильме) и корректирует свое поведение, чтобы восстановить нормальную громкость. При повторении на протяжении всего занятия происходит обучение.

 

Между тем наше сознание сосредоточено исключительно на фильме; В этом смысле тренировочный процесс является пассивным.

 

Падение громкости незначительное, поэтому мы продолжаем понимать ход фильма. В мозг не подается ток или электрическая стимуляция; датчики просто считывают мозговые волны, а обратная связь является чисто аудиовизуальной.

Neurofeedback is preconscious brain training aimed at enhancing our mental, emotional and spiritual health

Нейроуправление тренирует наше предсознание

Вместо того, чтобы задействовать сознание, которое нас замедляет, мы тренируем предсознательные процессы.

 

Это даёт нам возможность жить в данный момент и реализовывать свой потенциал (если нам приходится прибегать к сознательному контролю, мы не живём в данный момент).

 

Мы применяем целостный подход к здоровой саморегуляции мозга, а не категоризацию или диагностику.

Персонализированная тренировка мозга — это передовой подход к тренировке нейробиоуправления, основанный на картах мозга с помощью qEEG, разработанный основателями этой области. Развивая методы обучения Othmer Method / ILF, он использует протоколы обучения сети по умолчанию, разработанные Дэвидом Кайзером.

Neurofeedback is evidence-based complementary therapy with over 2000 PubMed peer-reviewed research reports

Нейроуправление основано на фактических данных

Обучение нейробиоуправлению — это научно обоснованная дополнительная терапия. Его эффективность была впервые продемонстрирована около 50 лет назад, а с развитием технологий протоколы тренировок стали более эффективными, а метод обратной связи – просмотр фильмов – доставляет массу удовольствия.

 

Нейробиоуправление основано на фактических данных. Его первое применение было обнаружено в 1971 году, когда его использовали для лечения трудноизлечимой эпилепсии.

 

На PubMed опубликовано более 2000 рецензируемых исследовательских отчетов, демонстрирующих эффективность при ряде патологий.

 

В США это общепринятое дополнительное лечение многих проблем.

Neurofeedback is a form of complementary therapy and should not be seen as a replacement for conventional medicine.  qEEG brain map-based neurofeedback training takes a more holistic approach to brain functioning, rather than just focusing on medical symptoms.  It is not intended as a form of diagnosis nor medical intervention nor medical advice per the disclaimer.

The Process Explained

Step 1: Brain Map

A qEEG recording takes about 45minutes for a 20 minute recording.

A cap with 19 sensors is is fitted to our head and gels inserted to ensure connectivity.  The sensors only read – there is a tiny voltage on the surface of our head that these pick up.  The gels are easily washed out later.  This is also the last time we wear the cap (until a remap after ten sessions); training is done with single sensors. 

We analyse the data with Kaiser Neuromap software which gives us a unique view into character traits and vulnerabilities.  

Findings are presented in a separate one-hour conversation where we discuss the key elements.

Step 2: Neurofeedback

Neurofeedback process explained, illustrating real-time analysis of brain waves and feedback given

 We use a movie of choice as the feedback mechanism – our conscious mind engages with the film, and feedback is delivered by small changes in volume or picture size.  

Our pre-conscious mind adapts its behaviour to preserve the more comfortable volume and picture size, and learning occurs. 

Volume changes are slight, not stop-start, and the process is enjoyable. 

Key is that we are interested in the movie – our conscious mind is engaged with the content, which forms the reward, and our preconscious mind – without our conscious effort – changes its behaviour in response to the feedback.

Capturing the ultradian cycle with neurofeedback Personalised Brain Training using Kaiser Neuromap

A two hour training session allows us to do 90-110 minutes of neurofeedback training during which we can work on various brain sites. 

This captures an entire ultradian rhythm cycle and corresponds to the approximate duration of feature film movies.  

We can start with shorter sessions as appropriate, mainly with children. 

Ideally, we do two or more sessions per week to start with.  

We would expect to see responsiveness within the first few sessions and remap after twenty hours or about ten sessions.  

Generally, we would expect to doing twenty sessions over two months, though this can vary substantially. 

We can also accommodate intensives, where we do two sessions per day over a number of days, and have had good results with these.

 

Summary

Neurofeedback is a safe, effective, non-invasive and medication-free method to improve mature development, focus, motivation and mood self-regulation in children and teenagers. 

Training is an enjoyable process – the client watches a movie of choice.  The brain is given feedback through slight changes in volume and picture size, and adjusts its behaviour pre-consciously in response.  An advantage of personalised brain training is that we do not rely on talk therapy or counselling, and the individual learns in a non-authoritarian setting.

By training specific brain areas, we can help the maturation process in many ways:

– emotional self-regulation:  mood swings, depression, hyper-activity, motivation, sense of self

– focus and attention:  distractibility, ADD/ADHD, dyslexia, reading difficulties

– mature development:  Default Mode Network connectivity, dominant alpha rhythm, relational thinking (“It’s all about me” vs. “I’m not part of anything”)

– social engagement: understanding intention of others, desire to interact and communicate, approach / avoidance,

– anxiety

– sleep:  ability to fall asleep easily, quality of sleep, enuresis, apnea

– working memory

– language:  comprehension and speech generation, stutter, motivation to communicate, sense of situational appropriateness

– early trauma

– headaches and migraines

– developmental disorders: autism, Williams’ Syndrome, learning disabilities

Daniel Webster has extensive experience working with children, teenagers and adolescents.  He holds an enhanced DBS check.

Consultations can be scheduled with Daniel – phone +44 (0)7966699430 or email daniel@neurofeedback.io